Глава 12. Битва силы

Вторник, 28 декабря 1961 Thursday, December 28, 1961
 Мы отправились рано утром и сначала ехали на юг, а затем повернули на восток, в горы. Дон Хуан взял с собой две тыквенные фляги с едой и водой. Мы перекусили в машине, а потом оставили ее и двинулись в путь пешком.  We started on a journey very early in the morning. We drove south and then east to the mountains. Don Juan had brought gourds with food and water. We ate in my car before we started walking.

 — Держись поближе ко мне, — проинструктировал меня дон Хуан прежде чем мы отправились. — Эта местность тебе незнакома, поэтому не стоит рисковать. Ты вышел на поиски силы, и в зачет идет каждый твой шаг. Следи за ветром, в особенности — ближе к концу дня. Следи за тем, как он меняет направление, и всегда занимай такое положение, чтобы я заслонял тебя от него.

— Что мы будем делать в этих горах, дон Хуан?

— Ты охотишься за силой.

— Я хотел спросить, чем конкретно мы будем заниматься?

 «Stick close to me,» he said. «This is an unknown region to you and there is no need to take chances. You are going in search of power and everything you do counts. Watch the wind, especially towards the end of the day. Watch when it changes directions, and shift your position so that I always shield you from it.»

«What are we going to do in these mountains, don Juan?»

«You’re hunting power.»

«I mean what are we going to do in particular?»

 — За силой невозможно охотиться по какому-либо плану. Впрочем, как и за дичью. Охотник охотится на то, что ему попадается. Поэтому он все время должен находиться в состоянии готовности.

Ты уже кое-что знаешь о ветре и самостоятельно можешь охотиться на силу, в нем заключенную. Но существует много других вещей, о которых ты не знаешь, но которые, подобно ветру, в определенное время и в определенных местах становятся центрами силы.

Сила — штука очень любопытная. Ее невозможно взять и к чему-нибудь пригвоздить, как-то зафиксировать или сказать, что же это в действительности такое. Она сродни чувству, ощущению, которое возникает у человека в отношении определенных вещей. Сила всегда бывает личной, она принадлежит только кому-то одному. Мой бенефактор, например, одним лишь взглядом мог заставить человека смертельно заболеть. Стоило ему бросить на женщину такой взгляд, как она увядала и становилась некрасивой. Но это вовсе не значит, что заболевали все, на кого он смотрел. Его взгляд действовал лишь тогда, когда в этом участвовала его личная сила.

 «There’s no plan when it comes to hunting power. Hunting power or hunting game is the same. A hunter hunts whatever presents itself to him. Thus he must always be in a state of readiness.

«You know about the wind, and now you may hunt power in the wind by yourself. But there are other things you don’t know about which are, like the wind, the center of power at certain times and at certain places.

«Power is a very peculiar affair,» he said. «It is impossible to pin it down and say what it really is. It is a feeling that one has about certain things. Power is personal. It belongs to oneself alone. My benefactor, for instance, could make a person mortally ill by merely looking at him. Women would wane away after he had set eyes on them. Yet he did not make people sick all the time but only when his personal power was involved.»

 — А как он решал, кого сделать больным?- Не знаю. Он и сам не знал. С силой всегда так. Она командует тобой и в то же время тебе подчиняется.

Охотник за силой ловит ее, а затем накапливает как свою личную находку. Его личная сила таким образом растет, и может наступить момент, когда воин, накопив огромную личную силу, станет человеком знания.

— Как накапливают силу, дон Хуан?

 «How did he choose who to make sick?»»I don’t know that. He didn’t know it himself. Power is like that. It commands you and yet it obeys you.

«A hunter of power entraps it and then stores it away as his personal finding. Thus, personal power grows, and you may have the case of a warrior who has so much personal power that he becomes a man of knowledge.»

«How does one store power, don Juan?»

 — Это тоже что-то вроде ощущения. Характер его определяется типом личности воина. Мой бенефактор был человеком яростным. Он пользовался чувством ярости для накапливания силы. Все, что он делал, он делал прямо, резко и жестко. Он оставил в моей памяти ощущение чего-то проламывающегося сквозь, сокрушающего все, что оказывалось на пути. И все, что с ним происходило, происходило именно в таком ключе.  «That again is another feeling. It depends on what kind of a person the warrior is. My benefactor was a man of violent nature. He stored power through that feeling. Everything he did was strong and direct. He left me a memory of something crushing through things. And everything that happened to him took place in that manner.»

 Я сказал, что не понимаю, как можно накапливать силу с помощью чувства. Дон Хуан долго молчал.

— Это невозможно объяснить, — сказал он, наконец. — Ты должен сделать это сам.

Он взял свои тыквенные фляги и повесил их себе на спину. Мне он дал веревочку, на которую были нанизаны куски сушеного мяса. Восемь штук. Веревочку он велел надеть мне на шею.

— Это — пища, обладающая силой, — объяснил он.

— За счет чего она обладает силой, дон Хуан?

 I told him I could not understand how power was stored through a feeling.

«There’s no way to explain it,» he said after a long pause.»You have to do it yourself.»

He picked up the gourds with food and fastened them to his back. He handed me a string with eight pieces of dry meat strung on it and made me hang it from my neck.

«This is power food,» he said.

«What makes it power food, don Juan?»

 — Это — мясо животного, обладавшего силой. Оленя, редкостного, уникального оленя. Меня вывела на него моя личная сила. Этого мяса хватит для того, чтобы поддерживать нас в течение недель, а если потребуется, то и месяцев. Каждый раз откусывай маленький кусочек и жуй очень медленно и тщательно. Пусть сила входит в твое тело постепенно.

И мы пошли. Было около одиннадцати часов утра. Дон Хуан еще раз напомнил мне, как нужно идти:

 «It is the meat of an animal that had power. A deer, a unique deer. My personal power brought it to me. This meat will sustain us for weeks, months if need be. Chew little bits of it at a time, and chew it thoroughly. Let the power sink slowly into your body.»

We began to walk. It was almost eleven a.m. Don Juan reminded me once more of the procedure to follow.

 — Следи за ветром. Не позволяй ему сбивать с шага и утомлять тебя. Жуй мясо силы и прячься от ветра за моей спиной. Мне ветер не причинит никакого вреда, мы с ним давно и очень хорошо знакомы.

Дон Хуан повел меня по тропе, которая шла прямо к высоким горам. День был пасмурным, собирался дождь. Я видел, как с гор на нас ползут низкие дождевые тучи и туман.

 «Watch the wind,» he said. «Don’t let it trip you. And don’t let it make you tired. Chew your power food and hide from the wind behind my body. The wind won’t hurt me; we know each other very well.»

He led me to a trail that went straight to the high mountains. The day was cloudy and it was about to rain. I could see low rain clouds and fog up above in the mountains descending into the area where we were.

 Часов до трех пополудни мы шли, не произнося ни слова. Я жевал сушеное мясо. Это действительно придавало мне силы. А наблюдение за изменениями ветра вылилось в итоге в весьма загадочное явление: я до такой степени в это дело втянулся, что буквально всем телом ощущал каждое изменение еще до того, как оно происходило. У меня было такое чувство, что я могу воспринимать волны ветра как какое-то давление на верхнюю часть грудной клетки и бронхи. Каждый раз, когда я вот-вот должен был ощутить порыв ветра, в груди и в гортани появлялся зуд.  We hiked in complete silence until about three o’clock in the afternoon. Chewing the dry meat was indeed invigorating. And watching for sudden changes in the direction of the wind became a mysterious affair, to the point that my entire body seemed to sense changes before they actually happened. I had the feeling that I could detect waves of wind as a sort of pressure on my upper chest, on my bronchial tubes. Every time I was about to feel a gust of wind my chest and throat would itch.

 Дон Хуан на минутку остановился и осмотрелся. Казалось, он ориентируется. Потом он повернул направо. Я заметил, что он тоже жует сушеное мясо. Я чувствовал себя очень свежим и совсем не уставшим. Наблюдение за изменениями направления ветра требовало настолько полного сосредоточения, что я потерял счет времени.

Мы вошли в глубокое ущелье и по одному из склонов поднялись на маленькую площадку почти у вершины гигантской горы.

 Don Juan stopped for a moment and looked around. He appeared to be orienting himself and then he turned to the right. I noticed that he was also chewing dry meat. I felt very fresh and was not tired at all. The task of being aware of shifts in the wind had been so consuming that I had not been aware of time.

We walked into a deep ravine and then up one side to a small plateau on the sheer side of an enormous mountain. We were quite high, almost to the top of the mountain.

 Дон Хуан взобрался на громадную скалу, под которой заканчивалась площадка, и помог мне сделать то же самое. Скала была похожа на купол, возвышавшийся над отвесными стенами. Мы начали медленно ее обходить. В конце концов мне пришлось ползти на ягодицах, цепляясь за скалу руками и упираясь пятками. Я весь покрылся потом и был вынужден то и дело вытирать руки.  Don Juan climbed a huge rock at the end of the plateau and helped me up to it. The rock was placed in such a way as to look like a dome on top of precipitous walls. We slowly walked around it. Finally I had to move around the rock on my seat, holding on to the surface with my heels and hands.

Обойдя скалу, я увидел очень большую неглубокую пещеру. Она находилась под самой вершиной горы и была похожа на зал в виде балкона с двумя колоннами, возникший вследствие выветривания песчаника.

Дон Хуан сказал, что в этой пещере мы остановимся. Он объяснил, что она безопасна, так как недостаточно глубока для того, чтобы стать логовом горных львов или других хищников, чересчур открыта для того, чтобы быть крысиным гнездом, и слишком сильно продувается ветром для того, чтобы в ней водились опасные насекомые. Дон Хуан засмеялся и сказал, что она — идеальное место для человека, потому что никто другой просто не выдержит в ней долго.

 I was soaked in perspiration and had to dry my hands repeatedly. From the other side I could see a very large shallow cave near the top of the mountain. It looked like a hall that had been carved out of the rock. It was sandstone which had been weathered into a sort of balcony with two pillars.

Don Juan said that we were going to camp there, that it was a very safe place because it was too shallow to be a den for lions or any other predators, too open to be a nest for rats, and too windy for insects. He laughed and said that it was an ideal place for men, since no other living creatures could stand it.

 И он, словно горный козел, метнулся к ней. Мне оставалось только восхищаться его фантастической ловкостью.Я медленно сполз на ягодицах вниз по скале, а затем по склону горы, и побежал вверх по уступу. Последние несколько метров буквально лишили меня сил. Я в шутку спросил дона Хуана, сколько же ему на самом деле лет. Я имел в виду, что для того, чтобы добраться до уступа так, как это сделал дон Хуан, нужно было быть очень молодым и отлично тренированным.  He climbed up to it like a mountain goat. I marveled at his stupendous agility.I slowly dragged myself down the rock on my seat and then tried to run up the side of the mountain in order to reach the ledge. The last few yards completely exhausted me. I kiddingly asked don Juan how old he really was. I thought that in order to reach the ledge the way he had done it one had to be extremely fit and young.

 — Я молод настолько, насколько хочу, — ответил он.

— Это, кстати, тоже связано с личной силой. Если ты накапливаешь силу, тело твое становится способным на невероятные действия. А если, наоборот, ее рассеиваешь, то на глазах превращаешься в жирного слабого старика.

 «I’m as young as I want to be,» he said.

«This again is a matter of personal power. If you store power your body can perform unbelievable feats. On the other hand, if you dissipate power you’ll be a fat old man in no time at all.»

 Выступ протянулся с запада на восток. Открытая сторона пещеры была обращена на юг.

Я подошел к западному краю площадки. Вид оттуда открывался просто потрясающий. Со всех сторон нас окружал дождь, полупрозрачным занавесом ниспадавший на расстилавшуюся внизу холмистую равнину.

 The length of the ledge was oriented along an east-west line. The open side of the balcony-like formation was to the south.

I walked to the west end. The view was superb. The rain had circumvented us. It looked like a sheet of transparent material hung over the low land.

 Дон Хуан сказал, что у нас вполне достаточно времени на то, чтобы построить укрытие. Он велел мне принести на уступ как можно больше камней, а сам занялся сбором палок для крыши.  Don Juan said that we had enough time to build a shelter. He told me to make a pile of as many rocks as I could carry onto the ledge while he gathered some branches for a roof.
 За час он соорудил на восточном конце уступа стену толщиной чуть меньше полуметра. Длина ее была сантиметров семьдесят, а высота — примерно метр. Он сплел и связал несколько пучков веток, а потом соорудил из них крышу и установил ее на двух длинных палках с развилками на конце. Еще одна такая же палка была прикреплена к самой крыше и поддерживала ее с другой стороны напротив стены. Вся конструкция получилась похожей на высокий трехногий стол.  In an hour he had built a wall about a foot thick on the east end of the ledge. It was about two feet long and three feet high. He wove and tied some bundles of branches he had collected and made a roof, securing it onto two long poles that ended in forks. There was another pole of the same length that was affixed to the roof itself and which supported it on the opposite side of the wall. The structure looked like a high table with three legs.

 Дон Хуан уселся, скрестив ноги, под крышей на самом краю площадки. Мне он велел сесть рядом, справа от него. Некоторое время мы молчали.

Нарушил молчание дон Хуан. Шепотом он сообщил, что нам следует вести себя так, будто ничего необычного не происходит. Я спросил, что именно мне следует делать. Он ответил, что мне следует заняться своими записями и писать так, словно я сижу дома за столом и кроме этой работы меня больше ничто в мире не интересует и не беспокоит. В какой-то миг он меня слегка подтолкнет и глазами укажет, куда смотреть. Он предупредил, что я не должен произносить ни слова, что бы ни увидел. Свободно разговаривать может только он, потому что его знают все силы в этих горах.

Don Juan sat cross-legged under it, on the very edge of the balcony. He told me to sit next to him, to his right. We remained quiet for a while.

Don Juan broke the silence. He said in a whisper that we had to act as if nothing was out of the ordinary. I asked if there was something in particular that I should do. He said that I should get busy writing and do it in such a way that it would be as if I were at my desk with no worries in the world except writing. At a given moment he was going to nudge me and then I should look where he was pointing with his eyes.

 Следуя его инструкциям, я около часа прилежно писал. Вдруг я ощутил мягкое похлопывание по руке и увидел, что глазами и кивком головы дон Хуан указывает мне на полосу тумана метрах в двухстах от нас, спускавшуюся с вершины горы. Дон Хуан зашептал мне на ухо голосом, едва слышным даже на таком близком расстоянии:  He warned me that no matter what I saw I should not utter a single word. Only he could talk with impunity because he was known to all the powers in those mountains. I followed his instructions and wrote for over an hour. I became immersed in my task. Suddenly I felt a soft tap on my arm and saw don Juan’s eyes and head move to point out a bank of fog about two hundred yards away which was descending from the top of the mountain. Don Juan whispered in my ear with a tone barely audible even at that close range.
 — Поводи глазами туда-сюда по этой полосе тумана. Но не смотри на нее прямо. Моргай почаще и не фокусируй глаза на тумане. Когда заметишь на нем зеленое пятно, покажи мне глазами, где оно находится.  «Move your eyes back and forth along the bank of fog,» he said. «But don’t look at it directly. Blink your eyes and don’t focus them on the fog. When you see a green spot on the bank of fog, point it out to me with your eyes.»
 Я начал водить глазами туда-сюда вдоль полосы тумана, которая медленно к нам приближалась. Прошло, наверное, полчаса. Темнело. Туман полз очень и очень медленно. В какое-то мгновение мне вдруг показалось, что справа от себя я заметил слабое зеленоватое свечение. Сперва я даже подумал было, что вижу просто пятно зеленой растительности, проглядывающее сквозь туман. Когда я взглянул прямо в том направлении, там ничего не оказалось. Но стоило мне снова начать смотреть не фокусируя взгляда, как размытое зеленоватое пятно снова сделалось заметным.Я показал его дону Хуану. Он прищурился и начал пристально на него смотреть.  I moved my eyes from left to right along the bank of fog that was slowly coming down to us. Perhaps half an hour went by. It was getting dark. The fog moved extremely slowly. At one moment I had the sudden feeling that I had detected a faint glow to my right. At first I thought that I had seen a patch of green shrubbery through the fog. When I looked at it directly I did not notice anything, but when I looked without focusing I could detect a vague greenish area.I pointed it out to don Juan. He squinted his eyes and stared at it.

 — Теперь сфокусируй глаза на пятне, — прошептал он мне на ухо. — И смотри, не моргая, пока не начнешь видеть.

Я хотел было спросить, что именно я должен видеть, но дон Хуан бросил на меня выразительный взгляд, как бы напоминая о том, что мне нельзя разговаривать.

 «Focus your eyes on that spot,» he whispered in my ear. «Look without blinking until you see.»

I wanted to ask what I was supposed to see but he glared at me as if to remind me that I should not talk.

 Я снова принялся смотреть на туман, но теперь уже прямо. Клок тумана спустился откуда-то сверху и завис, похожий на кусок чего-то плотного и твердого. Он находился как раз в том месте, где я видел зеленое пятно. Через некоторое время глаза у меня устали, и я прищурился. Сначала я увидел клок тумана, наложенный на туманную полосу, а потом — узкую полосу тумана, похожую на мост, который тянулся откуда-то сверху, как бы соединяя склон горы позади надо мной с туманом, висевшим впереди. На мгновение я даже вроде бы увидел, как по этому мосту, не изменяя его очертаний, тянется прозрачный туман, который течет сверху с горы. Казалось, что мост действительно образован чем-то твердым. В какой-то момент мираж сделался настолько полным, что приобрел объемность, прорисованную темными тенями под мостом и его светлой боковой поверхностью цвета песчаника.  I stared again. The bit of fog that had come down from above hung as if it were a piece of solid matter. It was lined up right at the spot where I had noticed the green tint. As my eyes became tired again and I squinted, I saw at first the bit of fog superimposed on the fog bank, and then I saw a thin strip of fog in between that looked like a thin unsupported structure, a bridge joining the mountain above me and the bank of fog in front of me. For a moment I thought I could see the transparent fog, which was being blown down from the top of the mountain, going by the bridge without disturbing it. It was as if the bridge were actually solid. At one instant the mirage became so complete that I could actually distinguish the darkness of the part under the bridge proper, as opposed to the light sandstone color of its side.
 Совершенно ошарашенный, я смотрел на этот мост. А потом то ли я поднялся до его уровня, то ли он опустился до моего, но внезапно я обнаружил, что смотрю на прямую дорожку, начинающуюся прямо у моих ног. Это была невообразимо длинная твердая дорога, узкая и без перил, но достаточно широкая для того, чтобы по ней можно было идти…  I stared at the bridge, dumbfounded. And then I either lifted myself to its level, or the bridge lowered itself to mine. Suddenly I was looking at a straight beam in front of me. It was an immensely long, solid beam, narrow and without railings, but wide enough to walk on.
 Дон Хуан энергично дергал меня за руку. Я почувствовал, как дергается вверх-вниз голова, а потом ощутил жуткую резь в глазах. Совершенно непроизвольно я потер их. Дон Хуан тряс меня не переставая до тех пор, пока я снова не открыл глаза. Он налил в ладонь немного воды из своей фляги и плеснул ее мне в лицо. Было очень неприятно. Вода показалась мне настолько холодной, что я ощутил каждую каплю как язву на коже. И только после этого я обратил внимание на то, что тело мое было очень теплым.  Don Juan shook me by the arm vigorously. I felt my head bobbing up and down and then I noticed that my eyes itched terribly. I rubbed them quite unconsciously. Don Juan kept on shaking me until I opened my eyes again. He poured some water from his gourd into the hollow of his hand and sprinkled my face with it. The sensation was very unpleasant. The coldness of the water was so extreme that the drops felt like sores on my skin. I noticed then that my body was very warm.

Я был как в жару.

Дон Хуан торопливо заставил меня попить воды, и затем побрызгал мне на уши и шею.

Я услышал очень громкий, длинный неземной крик какой-то птицы. Дон Хуан прислушался, а потом ногой разрушил стену. Крышу он разломал и закинул в кусты, а все камни один за другим сбросил вниз.

Потом он шепнул мне на ухо:

— Выпей воды и жуй свое сушеное мясо. Нам нельзя здесь оставаться. Этот крик был не птичьим.

 I was feverish.

Don Juan hurriedly gave me some water to drink and then splashed water on my ears and neck.

I heard a very loud, eerie and-prolonged bird cry. Don Juan listened attentively for an instant and then pushed the rocks of the wall with his foot and collapsed the roof. He threw the roof into the shrubs and tossed all the rocks, one by one, over the side.

He whispered in my ear,

«Drink some water and chew your dry meat. We cannot stay here. That cry was not a bird.»

 Мы спустились с уступа и двинулись на восток. За считанные минуты стемнело настолько, что у меня появилось ощущение, будто перед моими глазами повесили плотный черный занавес. Туман был похож на непроницаемую стену. До этого я даже не подозревал, насколько опасен ночной туман. Я не мог себе представить, каким образом дону Хуану удается находить дорогу. Я держался за его руку, как слепой за руку поводыря.  We climbed down the ledge and began to walk in an easterly direction. In no time at all it was so dark that it was as if there were a curtain in front of my eyes. The fog was like an impenetrable barrier. I had never realized how crippling the fog was at night. I could not conceive how don Juan walked. I held oh to his arm as if I were blind.
 Каким-то образом я почувствовал, что мы идем по самому краю пропасти. Ноги отказывались двигаться. Мой рассудок верил дону Хуану, и умом я хотел идти вперед, но тело не желало слушаться, и дону Хуану приходилось в полной темноте тащить меня за собой.  Somehow I had the feeling I was walking on the edge of a precipice. My legs refused to move on. My reason trusted don Juan and I was rationally willing to go on, but my body was not, and don Juan had to drag me in total darkness.
 Он, должно быть, в совершенстве знал местность. Вот он остановился и заставил меня сесть. Но руку его я все равно не отпустил. Мое тело без тени сомнения чувствовало, что я сижу на голой куполообразной горе, и стоит мне сдвинуться вправо хоть на пару сантиметров, как я скачусь в бездну. Я был абсолютно уверен, что сижу на округлом склоне, потому что тело все время непроизвольно сползало вправо. Я решил, что таким образом оно пытается сохранить вертикальное положение, поэтому, чтобы как-то компенсировать это, отклонился, насколько мог, влево, к дону Хуану.  He must have known the terrain to ultimate perfection. He stopped at a certain point and made me sit down. I did not dare let go of his arm. My body felt, beyond the shadow of a doubt, that I was sitting on a barren dome like mountain and if I moved an inch to my right I would fall beyond the tolerance point into an abysm. I was absolutely sure I was sitting on a curved mountainside, because my body moved unconsciously to the right. I thought it did so in order to keep its verticality, so I tried to compensate by leaning to the left against don Juan, as far as I could.
 Дон Хуан неожиданно резко отклонился от меня и, потеряв опору, я опрокинулся на землю. Прикосновение к ней восстановило мое чувство равновесия. Я лежал на ровном месте. Я тут же принялся на ощупь обследовать окружающее пространство. Земля была усыпана сухими листьями и хворостом.  Don Juan suddenly moved away from me and without the support of his body I fell on the ground. Touching the ground restored my sense of equilibrium. I was lying on a flat area. I began to reconnoiter my immediate surroundings by touch.
 Вдруг все вокруг осветила вспышка молнии, и раздался чудовищный раскат грома. Дон Хуан стоял слева от меня. В метре-другом за ним была пещера, а вокруг росли огромные деревья.Дон Хуан велел мне залезть в пещеру. Я вполз в нее и прижался спиной к камню.  I recognized dry leaves and twigs. There was a sudden flash of lightning that illuminated the whole area and tremendous thunder. I saw don Juan standing to my left. I saw huge trees and a cave a few feet behind him.Don Juan told me to get into the hole. I crawled into it and sat down with my back against the rock.
 Я почувствовал, как дон Хуан наклонился ко мне, а потом услышал, как он шепотом напоминает, что я должен сохранять абсолютное молчание.Одна за другой последовали три вспышки молнии. Краем глаза я увидел, что дон Хуан сидит со скрещенными ногами слева от меня. Пещера оказалась совсем небольшим углублением, в котором сидя могли бы разместиться два-три человека. Было такое впечатление, что углубление образовано вогнутой поверхностью большого валуна. Я понял, что поступил мудро, когда вползал сюда на четвереньках. Если бы я попытался войти в нее во весь рост, то стукнулся бы головой о камень.  I felt don Juan leaning over to whisper that I had to be totally silent. There were three flashes of lightning, one after the other.In a glance I saw don Juan sitting cross legged to my left. The cave was a concave formation big enough for two or three persons to sit in. The hole seemed to have been carved at the bottom of a boulder. I felt that it had indeed been wise of me to have crawled into it, because if I had been walking I would have knocked my head against the rock.
 Свет молний позволил мне оценить плотность тумана. Я заметил стволы гигантских деревьев. Они выглядели как темные силуэты на фоне матовой светло-серой массы тумана.Дон Хуан прошептал, что туман и молния в сговоре друг с другом и что как бы ни одолевала меня усталость, я ни в коем случае не должен засыпать, потому что вовлечен в битву силы. В свете сверкнувшей в это мгновение молнии перед моими глазами предстала настоящая фантасмагория. Туман был подобен белому матовому фильтру, он равномерно рассеивал свет и напоминал плотную белесую субстанцию, висящую в пространстве между высокими деревьями. Но прямо передо мной, над самой землей, туман был менее плотным, и я мог различить очертания местности. Мы находились в сосновом лесу. Нас окружали высоченные деревья. Они были настолько огромны, что я мог бы поклясться, что мы — среди секвой, если бы не знал, где мы на самом деле.  The brilliancy of the lightning gave me an idea of how thick the bank of fog was. I noticed the trunks of enormous trees as dark silhouettes against the opaque light gray mass of the fog.Don Juan whispered that the fog and the lightning were in cahoots with each other and I had to keep an exhausting vigil because I was engaged in a battle of power. At that moment a stupendous flash of lightning rendered the whole scenery phantasmagorical. The fog was like a white filter that frosted the light of the electrical discharge and diffused it uniformly; the fog was like a dense whitish substance hanging between the tall trees, but right in front of me at the ground level the fog was thinning out. I plainly distinguished the features of the terrain. We were in a pine forest. Very tall trees surrounded us. They were so extremely big that I could have sworn we were in the redwoods if I had not previously known our whereabouts.
 Целый каскад молний осветил дорогу. Он длился несколько минут, и с каждой вспышкой окружающий пейзаж проступал все яснее. Прямо перед собой я увидел тропу. На ней ничего не росло. Похоже было, что впереди, там, где она заканчивалась, начиналось свободное от деревьев пространство.  There was a barrage of lightning that lasted several minutes. Each flash made the features I had already observed more discernible. Right in front of me I saw a definite trail. There was no vegetation on it. It seemed to end in an area clear of trees.
 Молнии сверкали в таком количестве, что определить, с какой они стороны, я не мог. Однако пейзаж был освещен настолько хорошо, что я почувствовал себя заметно лучше. Страх и неуверенность исчезли, едва лишь света стало достаточно для того, чтобы немного приподнялся занавес тьмы. И теперь, когда между вспышками наступала длительная пауза, окружающая чернота уже больше не сбивала меня с толку.  There were so many flashes of lightning that I could not keep track of where they were coming from. The scenery, however, had been so profusely illuminated that I felt much more at ease. My fears and uncertainties had vanished as soon as there had been enough light to lift the heavy curtain of darkness. So when there was a long pause between the flashes of lightning I was no longer disoriented by the blackness around me.
 Дон Хуан прошептал, что я, наверное, уже наблюдал достаточно, и теперь следует сосредоточиться на звуке грома. Тут я, к своему удивлению, осознал, что до этого не обращал на гром никакого внимания вообще, хотя раскаты его были действительно грандиозны. Дон Хуан добавил, что нужно следить за звуком и смотреть в том направлении, откуда он идет.  Don Juan whispered that I had probably done enough watching, and that I had to focus my attention on the sound of thunder. I realized to my amazement that I had not paid any attention to thunder at all, in spite of the fact that it had really been tremendous. Don Juan added that I should follow the sound and look in the direction where I thought it came from.
 Каскадов молний и грома больше не было. Только время от времени тьму разгоняли яркие одиночные вспышки и тишину раскалывали короткие мощные громовые раскаты. Мне показалось, что раскаты грома слышатся справа. Туман постепенно приподнимался, и, привыкнув к кромешной тьме, я начал различать массивы зарослей. Молнии продолжали сверкать, сопровождаемые громом, и неожиданно я обнаружил, что справа от меня ничего нет. Я увидел небо.  There were no longer barrages of lightning and thunder but only sporadic flashes of intense light and sound. The thunder seemed to always come from my right. The fog was lifting and I, already being accustomed to the pitch black, could distinguish masses of vegetation. The lightning and thunder continued and suddenly the whole right side opened up and I could see the sky.
 Буря сдвигалась, как мне показалось, вправо. Опять сверкнула молния, и вдалеке справа от себя я увидел гору. Свет молнии осветил фон за ней и выхватил из тьмы ее массивный округлый силуэт. Мне были видны деревья на вершине горы, похожие на изящную черную аппликацию на фоне сверкающего белого неба. Я даже видел кучевые облака над горами.  The electrical storm seemed to be moving towards my right. There was another flash of lightning and I saw a distant mountain to my extreme right. The light illuminated the back ground, silhouetting the bulky mass of the mountain. I saw trees on top of it; they looked like neat black cutouts superimposed on the brilliantly white sky. I even saw cumulus clouds over the mountains.

 Туман вокруг нас полностью рассеялся. Дул устойчивый ветер, и я слышал шелест листьев в кронах больших деревьев слева от себя. Буря полыхала молниями слишком далеко для того, чтобы осветить деревья, но их темный массив был вполне различим.

Однако света молний было достаточно, чтобы я смог разглядеть цепь далеких гор справа. Лес был слева от меня, я находился как раз на его границе. Внизу подо мной вроде бы расстилалась темная долина, которой не было видно вовсе. Электрическая буря бушевала на другой ее стороне.

 The fog had cleared completely around us. There was a steady wind and I could hear the rustling of leaves in the big trees to my left. The electrical storm was too distant to illuminate the trees, but their dark masses remained discernible.

The light of the storm allowed me to establish, however, that there was a range of distant mountains to my right and that the forest was limited to the left side. It seemed that I was looking down into a dark valley, which I could not see at all.

 Потом пошел дождь. Я вжался спиной в скалу. Шляпа прикрывала туловище и поджатые ноги. Намокли только голени и ботинки.Дождь шел долго. Он был теплым. Я чувствовал, как вода течет по ступням. А потом я заснул.  The range over which the electrical storm was taking place was on the opposite side of the valley.Then it began to rain. I pressed back against the rock as far as I could. My hat served as a good protection. I was sitting with my knees to my chest and only my calves and shoes got wet. It rained for a long time. The rain was lukewarm. I felt it on my feet. And then I fell asleep.
 Меня разбудили голоса птиц. Я осмотрелся в поисках дона Хуана. Его не было. В обычной ситуации мне стало бы интересно; отошел он ненадолго или ушел вообще, оставив меня одного. Но в этот раз я был буквально парализован, до такой степени меня потрясло то, что я увидел вокруг.  The noises of birds woke me up. I looked around for don Juan. He was not there; ordinarily I would have wondered whether he had left me there alone, but the shock of seeing the surroundings nearly paralyzed me.
 Я встал. В ботинках хлюпала вода. Шляпа насквозь промокла и с ее полей на меня пролились остатки воды. Я находился вовсе ни в какой не в пещере, а под густыми кустами. Замешательство, меня охватившее, было ни с чем не сравнимо. Я стоял на плоском участке земли между двумя невысокими земляными холмами, покрытыми кустарником. Ни деревьев слева, ни долины справа не было в помине. Прямо передо мной, там, где я видел тропу в лесу, рос громадный куст.  I stood up. My legs were soaking wet, the brim of my hat was soggy and there was still some water in it that spilled over me. I was not in a cave at all, but under some thick bushes. I experienced a moment of unparalleled confusion. I was standing on a flat piece of land between two small dirt hills covered with bushes. There were no trees to my left and no valley to my right. Right in front of me, where I had seen the path in the forest, there was a gigantic bush.
 Я не верил своим глазам. Несовместимость двух версий реальности, свидетелем которых я был, заставила меня сразу же углубиться в поиски какого-то объяснения. Может, я спал настолько беспробудно, что дон Хуан перетащил меня на спине в другое место, не разбудив при этом?  I refused to believe what I was witnessing. The in-congruency of my two versions of reality made me grapple for any kind of explanation. It occurred to me that it was perfectly possible that I had slept so soundly that don Juan might have «carried me on his back to another place without waking me.

 Я осмотрел место, на котором проснулся. Земля там, где я сидел, была сухой. Такой же сухой была и земля на пятачке рядом, там, где сидел дон Хуан.Я пару раз позвал его, а потом меня охватила тревога, и я заорал как можно громче:

— Дон Хуан!

 I examined the spot where I had been sleeping. The ground there was dry, and so was the ground on the spot next to it, where don Juan had been.

I called him a couple of times and then had an attack of anxiety and bellowed his name as loud as I could.

 Он вышел из-за кустов. Я мгновенно понял, что он отлично знает, что происходит. Он улыбался настолько ехидно, что я не выдержал и улыбнулся сам.  He came out from behind some bushes. I immediately became aware that he knew what was going on. His smile was so mischievous that I ended up smiling myself.
 У меня не было желания играть с ним в какие бы то ни было игры, и я выложил ему все, что творилось у меня внутри. Как можно точнее и последовательнее я во всех подробностях описал ему свои ночные видения. Он слушал, не прерывая. Сохранять серьезное выражение лица ему, однако, удавалось с трудом, пару раз он даже начинал посмеиваться, но сдерживался и тут же брал себя в руки.  I did not want to waste any time in playing games with him. I blurted out what was the matter with me. I explained as carefully as possible every detail of my night long hallucinations. He listened without interrupting. He could not, however, keep a serious face and started to laugh a couple of times, but he regained his composure right away.

 Три или четыре раза я по ходу дела задавал вопросы, но дон Хуан только качал головой с таким видом, словно ничего не понимает.Когда я завершил свой отчет, он взглянул на меня и сказал.

— Вид у тебя, конечно, ужасный. Может, сходишь в кустики?

 I asked for his comments three or four times; he only shook his head as if the whole affair was also incomprehensible to him.

When I ended my account he looked at me and said,

«You look awful. Maybe you need to go to the bushes.»

 Он усмехнулся и посоветовал мне раздеться и выкрутить вещи, чтобы они быстрее высохли.  He cackled for a moment and then added that I should take off my clothes and wring them out so they would dry.

 Ярко светило солнце. Облаков почти не было. Стоял ясный солнечный день.Дон Хуан повернулся и, уходя, сказал, что пойдет поищет кое-какие растения. Мне он велел привести себя в порядок и что-нибудь поесть и не звать его до тех пор, пока я не почувствую, что полностью успокоился и собрался с силами.

Вся одежда на мне промокла. Я уселся на солнцепеке, чтобы просохнуть. Я чувствовал, что могу расслабиться единственным способом — достав блокнот и взявшись за свои записи. Я принялся писать и заодно, не отрываясь от этого занятия, поел.

 The sunlight was brilliant. There were very few clouds. It was a windy brisk day.

Don Juan walked away, telling me that he was going to look for some plants and that I should compose myself and eat something and not call him until I was calm and strong.

My clothes were really wet. I sat down in the sun to dry. I felt that the only way for me to relax was to get out my notebook and write. I ate while I worked on my notes.

 Через пару часов я почувствовал, что расслабился в достаточной степени, и позвал дона Хуана. Он отозвался откуда-то с вершины холма. Он велел мне взять его фляги и подниматься к нему. Взобравшись на холм, я увидел, что дон Хуан сидит на плоском камне и поджидает меня. Он открыл фляги и достал немного еды для себя. Мне он дал два больших куска мяса.  After a couple of hours I was more relaxed and I called don Juan. He answered from a place near the top of the mountain. He told me to gather the gourds and climb up to where he was. When I reached the spot, I found him sitting on a smooth rock. He opened the gourds and served himself some food. He handed me two big pieces of meat.

 Я не знал, с чего начать, потому что вопросы буквально толпой теснились в моей голове. Дон Хуан, похоже, был в курсе моего настроения и с явным удовлетворением рассмеялся.

— Как ты себя чувствуешь? — с оттенком иронии спросил он.

Я не хотел отвечать. Я все еще был не в себе.

Дон Хуан велел мне сесть на плоскую каменную плиту. Он сказал, что этот камень — объект силы, и что если я немного на нем посижу, силы мои восстановятся.

— Садись! — сухо приказал он.

 I did not know where to begin. There were so many things I wanted to ask. He seemed to be aware of my mood and laughed with sheer delight.

«How do you feel?» he asked in a facetious tone.

I did not want to say anything. I was still upset.

Don Juan urged me to sit down on the flat slab. He said that the stone was a power object and that I would be renewed after being there for a while.

«Sit down,» he commanded me dryly.

 На лице его не было улыбки. Глаза его были яростными и пронзительными. Я автоматически сел.Он сказал, что, допуская уныние и плохое настроение, я поступаю неосмотрительно. С силой так вести себя нельзя, и этому необходимо положить конец, иначе сила обернется против нас, и мы никогда не уйдем живыми из этих безлюдных холмов.

После короткой паузы он как бы между прочим спросил:

— Как у тебя обстоят дела со сновидением?

 He did not smile. His eyes were piercing. I automatically sat down.He said that I was being careless with power by acting morosely, and that I had to put an end to it or power would turn against both of us and we would never leave those desolate hills alive.

After a moment’s pause he casually asked,

«How is your dreaming?»

 Я рассказал, как сложно мне стало давать себе команду смотреть на свои руки. Сначала все шло относительно гладко. Может быть, это было обусловлено новизной. Без каких бы то ни было затруднений я вспоминал о том, что нужно приказать себе смотреть на руки. Однако восторг прошел, и вот уже в течение целого ряда ночей я вообще не мог этого сделать.  I explained to him how difficult it had become for me to give myself the command to look at my hands. At first it had been relatively easy, perhaps because of the newness of the concept. I had had no trouble at all in reminding myself that I had to look at my hands. But the excitation had worn off and some nights I could not do it at all.
 — Нужно на ночь надевать головную повязку, — сказал дон Хуан. — Но добыть ее не так-то просто. Я не могу тебе ее дать, ты должен сделать повязку сам. Из грубой ткани. Но только после того, как увидишь ее в сновидении. Понимаешь? Головную повязку нужно изготовить в строгом соответствии с особым видением. И у нее должна быть поперечная лента, проходящая четко через макушку головы. Конечно, ты мог бы ложиться спать в шляпе или, как бенедиктинец, надевать на ночь колпак, но это только интенсифицирует обычные сны, а сновидению способствовать не будет.  «You must wear a headband to sleep,» he said. «Getting a headband is a tricky maneuver. I cannot give you one, because you yourself have to make it from scratch. But you cannot make one until you have had a vision of it in dreaming. See what I mean? The headband has to be made according to the specific vision. And it must have a strip across it that fits tightly on top of the head. Or it may very well be like a tight cap. Dreaming is easier when one wears a power object on top of the head. You could wear your hat or put on a cowl, like a friar, and go to sleep, but those items would only cause intense dreams, not dreaming.»
 Он немного помолчал, а потом быстро и многословно начал объяснять, что видение головной повязки может явиться не только в «сновидении», но и в бодрствующем состоянии в результате какого-нибудь события, не имеющего к ней, казалось бы, никакого отношения. Например, наблюдения полета птиц, течения воды, облаков или чего-то в таком роде.  He was silent for a moment and then proceeded to tell me in a fast barrage of words that the vision of the headband did not have to occur only in «dreaming» but could happen in states of wakefulness and as a result of any far-fetched and totally unrelated event, such as watching the flight of birds, the movement of water, the clouds, and so on.

 — Охотник за силой наблюдает за всем, — продолжал он.

— И все, за чем он наблюдает, раскрывает ему какие-нибудь тайны.

— Но как убедиться в том, что наблюдаемый тобой объект раскрывает тебе тайну? — спросил я.

Я рассчитывал, что он выдаст мне какую-нибудь формулу, позволяющую делать «правильные» интерпретации.

 «A hunter of power watches everything,» he went on. »

And everything tells him some secret.»

«But how can one be sure that things are telling secrets?» I asked.

I thought he may have had a specific formula that allowed him to make «correct» interpretations.

 — Единственный способ убедиться — неукоснительно следовать всем тем инструкциям, которые я давал тебе, начиная с самой первой нашей встречи, — ответил он. — Чтобы обладать силой, нужно вести жизнь, наполненную силой.  «The only way to be sure is by following all the instructions I have been giving you, starting from the first day you came to see me,» he said. «In order to have power one must live with power.»

 Он снисходительно улыбнулся. Его ярость вроде прошла, он даже слегка подтолкнул меня под локоть:

— Жуй свою пищу, обладающую силой.

 He smiled benevolently. He seemed to have lost his fierceness; he even nudged me lightly on the arm.

«Eat your power food,» he urged me.

 Я принялся жевать сушеное мясо, и тут до меня дошло: наверное, в нем содержатся какие-то психотропные вещества. Этим и объясняются мои ночные галлюцинации. На какое-то время я почувствовал облегчение. Если Дон Хуан действительно добавил что-то в мясо, то все миражи, которые я наблюдал, становятся вполне понятным явлением. Я спросил его, добавлялось ли что-то в «мясо силы».  I began to chew some dry meat and at that moment I had the sudden realization that perhaps the dry meat contained a psychotropic substance, hence the hallucinations. For a moment I felt almost relieved. If he had put something in the meat my mirages were perfectly understandable. I asked him to tell me if there was anything at all in the «power meat.»
 Он засмеялся, но прямо не ответил. Я настаивал, уверяя его в том, что вовсе не сержусь, и даже не чувствую раздражения, а просто хочу это знать, чтобы как-то удовлетворительно с моей точки зрения объяснить события предыдущей ночи. Я требовал, просил и в конце концов начал умолять его сказать мне правду.  He laughed but did not answer me directly. I insisted, assuring him that I was not angry or even annoyed, but that I had to know so I could explain the events of the previous night to my own satisfaction. I urged him, coaxed him, and finally begged him to tell me the truth.

 — А ты точно — с трещиной, — произнес он, недоверчиво качая головой.

— У тебя есть коварная тенденция. Ты настаиваешь на объяснениях, которые удовлетворяли бы именно тебя. В этом мясе нет ничего, кроме силы. И силу туда не добавлял ни я, ни кто-либо другой. Силой мясо наполнила сама сила. Это — мясо оленя, который был дан мне в качестве дара. Не так давно таким же даром для тебя явился кролик. К тому кролику ни ты, ни я ничего не добавляли. Я не говорил тебе засушить его мясо, потому что для этого тебе потребовалось бы гораздо больше силы, чем у тебя есть. Но я велел тебе поесть кроличьего мяса. По собственной глупости ты съел тогда слишком мало.

То, что произошло с тобой сегодня ночью, не было ни шуткой, ни чьими-то проделками. У тебя была встреча с силой. Туман, тьма, молнии, гром и дождь были частями великой битвы силы. Дуракам везет. Воин многое бы отдал за такую битву.

 «You are quite cracked,» he said, shaking his head in a gesture of disbelief.

«You have an insidious tendency. You persist in trying to explain everything to your satisfaction. There is nothing in the meat except power. The power was not put there by me or by any other man but by power itself. It is the dry meat of a deer and that deer was a gift to me in the same way a certain rabbit was a gift to you not too long ago. Neither you nor I put anything in the rabbit. I didn’t ask you to dry the rabbit’s meat, because that act required more power than you had. However, I did tell you to eat the meat. You didn’t eat much of it, because of your own stupidity.

«What happened to you last night was neither a joke nor a prank. You had an encounter with power. The fog, the darkness, the lightning, the thunder and the rain were all part of a great battle of power. You had the luck of a fool. A warrior would give anything to have such a battle.»

 Я возразил, что все событие в целом не могло быть битвой силы, потому что оно не было реальным.- А что реально? — очень спокойно спросил дон Хуан.

— Вот это, то, на что мы смотрим, — реально, — ответил я, обведя рукой окружавший нас пейзаж.

— Но мост, который ты видел ночью, и лес, и все остальное — все было таким же.

— Тогда куда оно все делось? Если все это реально, где оно сейчас?

 My argument was that the whole event could not be a battle of power because it had not been real.»And what is real?» don Juan asked me very calmly.

«This, what we’re looking at is real,» I said, pointing to the surroundings.

«But so was the bridge you saw last night, and so was the forest and everything else.»

«But if they were real where are they now?»

 — Здесь. Если бы ты обладал достаточной силой, ты мог бы вызвать все, что видел ночью. Вызвать прямо сейчас. Но сейчас ты на это не способен, потому что находишь большую пользу в том, чтобы сомневаться и цепляться за свою реальность. Однако в этом нет никакой пользы, приятель. Никакой. Прямо здесь, перед нами, расстилаются неисчислимые миры. Они наложены друг на друга, друг друга пронизывают, их множество, и они абсолютно реальны. Если бы ночью я не схватил тебя за руку, ты пошел бы по мосту, независимо от своего желания. А до этого мне приходилось защищать тебя от ветра, который тебя искал.- А что бы случилось, если б ты меня не защищал?  «They are here. If you had enough power you could call them back. Right now you cannot do that because you think it is very helpful to keep on doubting and nagging. It isn’t, my friend. It isn’t. There are worlds upon worlds, right here in front of us. And they are nothing to laugh at. Last night if I hadn’t grabbed your arm you would have walked on that bridge whether you wanted to or not. And earlier I had to protect you from the wind that was seeking you out.»»What would have happened if you hadn’t protected me?»

 — Ты не обладаешь достаточной силой. Поэтому ветер заставил бы тебя заблудиться, и, вероятно, даже убил бы, столкнув в пропасть. Но туман был вполне реален.

В нем с тобой могли бы случиться две вещи. Либо ты перешел бы по мосту на другую сторону, либо ты упал бы и разбился насмерть. Все зависит от силы. Но в одном я уверен — если бы я тебя не защищал, ты пошел бы по мосту. Несмотря ни на что. Такова природа силы. Как я тебе уже говорил, сила командует тобой и в то же время тебе подчиняется. Этой ночью, например, она заставила бы тебя взойти на мост. Но потом, подчиняясь тебе, она поддерживала тебя на твоем пути по мосту. Я остановил тебя, так как знаю, что ты не умеешь использовать силу, а без ее помощи мост бы разрушился.

 «Since you don’t have enough power, the wind would have made you lose your way and perhaps even killed you by pushing you into a ravine. But the fog was the real thing last night.

Two things could have happened to you in the fog. You could have walked across the bridge to the other side, or you could have fallen to your death.» Either would have depended on power. One thing, however, would have been for sure. If I had not protected you, you would have had to walk on that bridge regardless of anything. That is the nature of power. As I told you before, it commands you and yet it is at your command. Last night, for instance, the power would have forced you to walk across the bridge and then it would have been at your command to sustain you while you were walking. I stopped you because I know you don’t have the means to use power, and without power the bridge would have collapsed.»

 — Ты тоже видел этот мост, дон Хуан?- Нет. Я видел просто силу. Она может быть чем угодно. Например, для тебя в этот раз она была мостом. Почему именно мостом, я не знаю. Мы — таинственные существа.

— А вообще ты когда-нибудь видел мост в тумане, дон Хуан?

— Никогда. Но это объясняется лишь тем, что я — не такой, как ты. Я видел другое. Мои битвы силы совсем не были похожи на твои.

— А что видел ты, дон Хуан? Можешь рассказать?

 «Did you see the bridge yourself, don Juan?»»No. I just saw power. It may have been anything. Power for you, this time, was a bridge. I don’t know why a bridge. We are most mysterious creatures.»

«Have you ever seen a bridge in the fog, don Juan?»

«Never. But that’s because I’m not like you. I saw other things. My battles of power are very different than yours.»

«What did you see, don Juan? Can you tell me?»

 — В своей первой битве силы я встретился в тумане со своими врагами. Но у тебя врагов нет. Тебе не свойственно ненавидеть людей. А во мне это было. Моя ненависть к людям была для меня способом потакать своей слабости. Теперь этого нет. Я победил в себе ненависть, но в той первой битве силы она меня почти разрушила. Твоя же битва силы была, наоборот, очень тонкой и почти тебя не затронула. Но зато теперь ты пожираешь себя своими собственными вздорными мыслями и сомнениями. Это — твой способ потакать себе.

Туман повел себя с тобой безупречно. Чем-то ты ему близок. Он подарил тебе дивный мост, и мост этот теперь всегда будет ждать тебя там, в тумане. И будет являться тебе снова и снова, пока не настанет день, когда ты по нему пройдешь.

Поэтому я настоятельно тебе советую с сегодняшнего дня не ходить в одиночку в места, где бывают туманы. До тех пор, пока ты не будешь готов сделать это сознательно.

Сила — штука очень странная, волшебная. Чтобы в полной мере ею обладать и повелевать, нужно сперва обзавестись некоторым количеством силы, достаточным для начала. Можно однако, сделать и по другому: понемногу накапливать силу, никак ее не используя до тех пор, пока не наберется достаточно, чтобы выстоять в битве силы.

 «I saw my enemies during my first battle of power in the fog. You have no enemies. You don’t hate people. I did at that time. I indulged in hating people. I don’t do that any more. I have vanquished my hate, but at that time my hate nearly destroyed me. «Your battle of power, on the other hand, was neat. It didn’t consume you. You are consuming yourself now with your own crappy thoughts and doubts. That’s your way of indulging yourself.»

«The fog was impeccable with you. You have an affinity with it. It gave you a stupendous bridge, and that bridge will be there in the fog from now on. It will reveal itself to you over and over, until someday you will have to cross it.

«I strongly recommend that from this day on you don’t walk into foggy areas by yourself until you know what you’re doing.

«Power is a very weird affair. In order to have it and command it one must have power to begin with. It’s possible, however, to store it, little by little, until one has enough to sustain oneself in a battle of power.»

 — Что такое битва силы?- Происходившее с тобой этой ночью было ее началом. Картины, которые разворачивались перед твоими глазами, были вместилищем силы. Когда-нибудь ты разберешься в их смысле, ведь они имеют огромное значение.

— А ты не мог бы рассказать, что они означают, дон Хуан?

 «What is a battle of power?»»What happened to you last night was the beginning of a battle of power. The scenes that you beheld were the seat of power. Someday they will make sense to you; those scenes are most meaningful.»

«Can you tell me their meaning yourself, don Juan?»

 — Нет. Эти картины — твое личное завоевание. Его нельзя ни с кем разделить. Но то, что произошло этой ночью, — лишь начало, только первая стычка. Настоящая битва ждет тебя за мостом. Что там?

Об этом узнаешь только ты. И только ты узнаешь, куда ведет та тропа в лесу. Но все это может произойти, а может и не произойти. Чтобы пускаться в путешествие по этим неведомым тропам и мостам, нужно иметь достаточное количество своей собственной силы.

— А если силы у человека недостаточно, что тогда?

 «No. Those scenes are your own personal conquest which you cannot share with anyone. But what happened last night was only the beginning, a skirmish. The real battle will take place when you cross that bridge. What’s on the other side?

Only you will know that. And only you will know what’s at the end of that trail through the forest. But all that is some thing that may or may not happen to you. In order to journey through those unknown trails and bridges one must have enough power of one’s own.»

«What happens if one doesn’t have enough power?»

 — Смерть ждет, она ждет всегда, и едва сила воина подходит к концу, смерть просто дотрагивается до него. Так что просто глупо пускаться в путь к неизвестному, не имея силы. Он приведет только к смерти.

Я почти не слушал его. Я со всех сторон обсасывал идею относительно галлюциногенных свойств мяса силы. Мне нравилось это занятие, оно успокаивало и умиротворяло, несмотря на то, что было явным потаканием себе.

 «Death is always waiting, and when the warrior’s power wanes death simply taps him. Thus, to venture into the unknown without any power is stupid. One will only find death.»

I was not really listening. I kept on playing with the idea that the dry meat may have been the agent that had caused the hallucinations. It appeased me to indulge in that thought.

 — Не утруждай себя, ты все равно ничего не вычислишь, — произнес дон Хуан, словно прочитав мои мысли. — Мир — это тайна. И то, что ты видишь перед собой в данный момент, — еще далеко не все, что здесь есть. В мире есть еще столько всего… Он воистину бесконечен в каждой своей точке. Поэтому попытки что-то для себя прояснить — это на самом деле всего лишь попытки сделать какой-то аспект мира чем-то знакомым, привычным. Мы с тобой находимся здесь, в мире, который ты называешь реальным, только потому, что оба мы его знаем. Ты не знаешь мира силы, и поэтому не способен превратить его в знакомую картину.  «Don’t tax yourself trying to figure it out,» he said as if he were reading my thoughts. «The world is a mystery. This, what you’re looking at, is not all there is to it. There is much more to the world, so much more, in fact, that it is endless. So when you’re trying to figure it out, all you’re really doing is trying to make the world familiar. You and I are right here, in the world that you call real, simply because we both know it. You don’t know the world of power, therefore you cannot make it into a familiar scene.»

 — Ты знаешь, что я не могу с тобой спорить, — сказал я.

— Но в то же время принять все это мой разум не в состоянии.

Он засмеялся и легонько дотронулся до моей головы.

— Ты — псих. Честное слово, — улыбнулся он. — Но это — нормально. Я знаю: жить, как подобает воину, необычайно трудно. Если бы ты выполнял все мои инструкции и действовал в точности так, как я тебя все время учил, ты к сегодняшнему дню обладал бы силой, достаточной, чтобы пройти по мосту. Достаточной для того, чтобы видеть и остановить мир.

 «You know that I really can’t argue your point,» I said.

«But my mind can’t accept it either.»

He laughed and touched my head lightly.

«You’re really crazy,» he said. «But that’s all right. I know how difficult it is to live like a warrior. If you would have followed my instructions and performed all the acts I have taught you, you would by now have enough power to cross that bridge. Enough power to see and to stop the world.»

 — Но с какой стати, дон Хуан, я должен хотеть обладать силой?- Вряд ли можно сейчас размышлять о причинах. Но если бы ты накопил достаточное количество силы, она сама подсказала бы тебе ответ на этот вопрос. Бред сумасшедшего, верно?

— Хорошо, а тебе самому сила зачем?

 «But why should I want power, don Juan?»»You can’t think of a reason now. However, if you would store enough power, the power itself will find you a good reason. Sounds crazy, doesn’t it?»

«Why did you want power yourself, don Juan?»

 — Я в этом похож на тебя. Я тоже не хотел обладать силой. И не видел причин для того, чтобы ее накапливать. И никогда не выполнял инструкций, которые мне давались, или, по крайней мере, никогда не думал, что их выполняю. И однако, несмотря на свою глупость, я накопил достаточное количество силы, и в один прекрасный день моя личная сила заставила мир рухнуть.- Но почему кто-то должен хотеть остановить мир?  «I’m like you. I didn’t want it. I couldn’t find a reason to have it. I had all the doubts that you have and never followed the instructions I was given, or I never thought I did; yet in spite of my stupidity I stored enough power, and one day my personal power made the world collapse.»»But why would anyone wish to stop the world?»

 — Так ведь никто и не хочет, в том-то и дело. Это просто происходит. А когда ты узнаешь, что это такое — остановка мира, ты осознаешь, что на то есть свои веские причины. Видишь ли, одним из аспектов искусства воина является умение сначала по некоторой особой причине разрушить мир, а затем — снова восстановить его для того, чтобы продолжать жить.Я сказал, что, наверное, было бы убедительнее всего, если бы он на примере разъяснил мне эти особые причины для разрушения мира.

Он какое-то время молчал, как бы обдумывая, что мне ответить.

 «Nobody does, that’s the point. It just happens. And once you know what it is like to stop the world you realize there is a reason for it. You see, one of the arts of the warrior is to collapse the world for a specific reason and then restore it again in order to keep on living.»I told him that perhaps the surest way to help me would be to give me an example of a specific reason for collapsing the world.

He remained silent for some time. He seemed to be thinking what to say.

 — Ничего не могу тебе по этому поводу сказать, — проговорил он наконец. — Для того, чтобы это знать, нужна сила, много силы. Может быть, когда-нибудь ты, несмотря на собственное сопротивление, начнешь жить, как подобает воину. Это произойдет, вероятнее всего, тогда, когда ты накопишь достаточно силы и сможешь ответить на свой вопрос самостоятельно.

Я научил тебя практически всему, что необходимо воину для того, чтобы начать должным образом действовать в мире, самостоятельно накапливая силу. Но мне, в то же время, известно, что ты еще не можешь этого сделать и что я должен проявить терпение. Чтобы попасть в мир силы, необходимо пройти путь длиною в жизнь. Это — непреложный факт, и мне он известен.

 «I can’t tell you that,» he said. «It takes too much power to know that. Someday you will live like a warrior, in spite of yourself; then perhaps you will have stored enough personal power to answer that question yourself.

«I have taught you nearly everything a warrior needs to know in order to start off in the world, storing power by himself. Yet I know that you can’t do that and I have to be patient with you. I know for a fact that it takes a lifelong struggle to be by oneself in the world of power.»

 Дон Хуан взглянул на небо, а потом — на горы. Солнце уже повернуло к западу, а на горах клубились и быстро росли дождевые тучи. Я забыл завести часы и не знал, который час. Я спросил дона Хуана о времени, и у него начался такой приступ хохота, что он скатился с плиты, на которой мы сидели, прямо в кусты.Потом он встал, потянулся, зевнул и сказал:  Don Juan looked at the sky and the mountains. The sun was already on its descent towards the west and rain clouds were rapidly forming on the mountains. I did not know the time; I had forgotten to wind my watch. I asked if he could tell the time of the day and he had such an attack of laughter that he rolled off the slab into the bushes.He stood up and stretched his arms, yawning.
 — Еще рано. Подождем, пока на вершине нашего холма соберется туман. Ты должен остаться один на этой плите и поблагодарить туман за все, что он для тебя сделал. А я буду где-нибудь поблизости, чтобы помочь тебе в случае необходимости.Перспектива один на один встретиться с туманом почему-то привела меня в ужас. Я подумал, что такая иррациональная реакция с моей стороны — просто идиотизм.  «It is early,» he said. «We must wait until the fog gathers on top of the mountain and then you must stand alone on this slab and thank the fog for its favors. Let it come and envelop you. I’ll be nearby to assist, if need be.»Somehow the prospect of staying alone in the fog terrified me. I felt idiotic for reacting in such an irrational manner.

 — Ты не можешь, не поблагодарив, уйти из этих безлюдных гор, — твердо произнес дон Хуан. — Воин никогда не поворачивается к силе спиной, не заплатив за проявленную к нему благосклонность.Он лег на спину, накрыл шляпой лицо и сложил руки под головой.

— Как я должен вести себя в ожидании тумана? — спросил я. — Что мне делать?

 «You cannot leave these desolate mountains without saying your thanks,» he said in a firm tone. «A warrior never turns his back to power without atoning for the favors received.»He lay down on his back with his hands behind his head and covered his face with his hat.

«How should I wait for the fog?» I asked. «What should I do?»

 — Пиши! — сказал он из-под шляпы. — Только не закрывай глаза и не поворачивайся к туману спиной, когда он появится.

Я попытался было записывать, но никак не мог сосредоточиться. Я встал и начал беспокойно расхаживать туда-сюда. Дон Хуан приподнял шляпу и взглянул на меня с некоторым раздражением.

— Сядь! — приказал он.

 «Write!» he said through his hat. «But don’t close your eyes or turn your back to it.»

I tried to write but I could not concentrate. I stood up and moved around restlessly. Don Juan lifted his hat and looked at me with an air of annoyance.

«Sit down!» he ordered me.

 Он сказал, что битва силы еще не окончена и что мне нужно приучить свой дух к безмятежности. Ничто из того, что я делаю, не должно выдавать моих чувств. Если, конечно, я не хочу, чтобы эти горы стали для меня ловушкой.  He said that the battle of power had not yet ended, and that I had to teach my spirit to be impassive. Nothing of what I did should betray my feelings, unless I wanted to remain trapped in those mountains.

 Дон Хуан сел и движением руки дал мне понять, что сейчас будет говорить о чем-то очень важном. Он сказал, что мне следует вести себя так, как будто ничего происходит, потому что места силы, а в одном из них мы в тот момент находились, способны «втянуть» человека, который чем-то обеспокоен. Тогда между человеком и местом силы могут образоваться странные и болезненные узы.

— Эти узы — как тяжелый якорь. Они не дают человеку оторваться от места силы иногда в течение всей жизни, — продолжал он. — А это место — не для тебя. Ты не нашел его сам. Так что возьми себя в руки, а то еще, чего доброго, штаны со страху потеряешь.

 He sat up and moved his hand in a gesture of urgency. He said that I had to act as if nothing was out of the ordinary, because places of power, such as the one in which we were, had the potential of draining people who were disturbed. And thus one could develop strange and injurious ties with a locale.

«Those ties anchor a man to a place of power, sometimes for a lifetime,» he said. «And this is not the place for you. You did not find it yourself. So tighten your belt and don’t lose your pants.»

 Его предостережение подействовало на меня подобно заклинанию. Несколько часов я работал без перерыва.

Дон Хуан заснул и проснулся только когда туман, спускавшийся с вершины холма, был уже в сотне метров от нас. Он встал и осмотрелся. Я тоже посмотрел вокруг, не поворачиваясь спиной к туману. Спустившийся с гор, которые были справа от нас, туман уже окутал все вокруг. Слева тумана не было, однако ветер, который вроде бы дул справа, гнал туман в долину. Туман неуклонно нас окружал.

 His admonitions worked liked a spell on me. I wrote for hours without interruption.

Don Juan went back to sleep and did not wake up until the fog was perhaps a hundred yards away, descending from the top of the mountain. He stood up and examined the surroundings. I looked around without turning my back. The fog had already invaded the lowlands, descending from the mountains to my right. On my left side the scenery was clear; the wind, however, seemed to be coming from my right and was pushing the fog into the lowlands as if to surround us.

 Дон Хуан прошептал мне, что я должен в полном спокойствии стоять на месте, не закрывая глаз. Повернуться и начать спускаться вниз мне можно будет лишь тогда, когда туман полностью нас окружит.

И дон Хуан спрятался среди камней метрах в двух позади меня.

 Don Juan whispered that I should remain impassive, standing where I was without closing my eyes, and that I should not turn around until I was completely surrounded by the fog; only then was it possible to start our descent.

He took cover at the foot of some rocks a few feet behind me.

 Горы были погружены в величественное и одновременно жуткое безмолвие. Мягкий ветер шуршал, подгоняя туман, и мне показалось, что это сам туман шипит, скатываясь на меня с вершины холма большими клочьями, похожими на комки плотного белесого вещества. Я понюхал туман. Запах чего-то острого странным образом смешивался с какими-то свежими мягкими ароматами. И туман окутал меня.  The silence in those mountains was something magnificent and at the same time awesome. The soft wind that was carrying the fog gave me the sensation that the fog was hissing in my ears. Big chunks of fog came downhill like solid clumps of whitish matter rolling down on me. I smelled the fog. It was a peculiar mixture of a pungent and fragrant smell. And then I was enveloped in it. I had the impression the fog was working on my eyelids.
 У меня возникло ощущение, что туман действует на веки. Они отяжелели. Захотелось закрыть глаза. Стало холодно. В горле запершило, захотелось кашлянуть, но я не решился. Чтобы не кашлянуть, я запрокинул голову и вытянул шею. Взглянув вверх, я почувствовал, что вижу плотность тумана, будто взгляд мой проникает сквозь него. Глаза начали закрываться, я не в силах был бороться со сном. Я почувствовал, что через мгновение рухну на землю. Тут откуда-то выскочил дон Хуан и, схватив меня за руки, сильно встряхнул. Этого было достаточно, чтобы я пришел в себя.  They felt heavy and I wanted to close my eyes. I was cold. My throat itched and I wanted to cough but I did not dare. I lifted my chin up and stretched my neck to ease the cough, and as I looked up I had the sensation I could actually see the thickness of the fog bank. It was as if my eyes could assess the thickness by going through it. My eyes began to close and I could not fight off the desire to fall asleep. I felt I was going to collapse on the ground any moment. At that instant don Juan jumped up and grabbed me by the arms and shook me. The jolt was enough to restore my lucidity.
 Он шепнул мне на ухо, что теперь я должен что есть духу бежать вниз по склону. Он будет следовать за мной, потому что ему вовсе не хочется, чтобы на него катились камни, которые я на бегу столкну вниз. Он сказал, что это — моя битва силы, поэтому я должен быть впереди, и моя задача — сохранять ясность ума и отрешенность, чтобы выбрать правильный путь.  He whispered in my ear that I had to run downhill as fast as I could. He was going to follow behind because he did not want to get smashed by the rocks that I might turn over in my path. He said that I was the leader, since it was my battle of power, and that I had to be clear headed and abandoned in order to guide us safely out of there.
 — Это — как раз тот случай, — громко произнес он. — Мы спустимся только если твое настроение будет настроением воина. Иначе нам не уйти из тумана.  «This is it,» he said in a loud voice. «If you don’t have the mood of a warrior, we may never leave the fog.»

 Мгновение я колебался. У меня не было уверенности в том, что я найду дорогу, которая выведет нас отсюда, из этих гор, на равнину.

— Ну! Беги, кролик, беги!!! — завопил дон Хуан и подтолкнул меня вниз.

 I hesitated for a moment. I was not sure I could find my way down from those mountains.

«Run, rabbit, run!» don Juan yelled and shoved me gently down the slope.

Туман-в-горах

Книги Кастанеды — Путешествие в Икстлан — Глава 13. Последняя остановка воина