Шесть поясняющих предложений

castaneda

Перевод @darorla.org

 1. Введение 
 Несмотря на удивительные маневры, которые Дон Хуан совершал с моим осознанием на протяжении многих лет,  я упорно пытался интеллектуально оценить то, что он делал. Хотя я и написал подробно об этих маневрах, это было всегда строго с экспериментальной точки зрения, и, кроме того, со строгой рациональной позиции. Я был погружен в свою собственную рациональность, и потому я не мог распознать целей учения Дона Хуана. Чтобы понять глубину этих целей с некоторой степенью точности, было необходимо, чтобы я потерял свою человеческую форму и достиг целостности самого себя.  In spite of the amazing maneuvers that Don Juan did with my awareness along the years, I stubbornly insisted in trying to intellectually evaluate what he did. Although I have written at length about these maneuvers, it has always been from a strictly experiential point of view. And even more restrictively, my writings have always been from a strictly rational perspective on the experiences. Unfortunately, immersed as I was in my own rationality, I could not recognize the true goals of the teachings of Don Juan. To understand the stretch of Don Juan’s goals with a certain degree of precision, it was necessary that I lose my human form, and arrive at the totality of myself.
 Учение Дона Хуана, как предполагалось, должно было провести меня через второй этап развития воина: подтверждения и полного принятия того, что у нас есть другой тип осознания. Этот этап был разделен на две стадии. Первая из них, для которой Дону Хуану требовалась помощь Дона Хенаро, имела дело действием. Она состояла из демонстрации мне некоторых процедур, действий и методов, которые были разработаны для того, чтобы научиться манипулировать осознанием. Вторая стадия имела отношение к Шести поясняющим предложениям.  The teachings of Don Juan were meant to guide me through the second stage of a warrior’s development so that I would verify, and accept without restriction, that within each of us lies another type of awareness outside the bounds of common rationality. This stage of warrior-ship was divided into the two categories of action, and explanation. The first category, for which Don Juan required Don Genaro’s help, dealt with physical activities consisting of showing me certain procedures, actions, and methods that were designed to exercise and enhance my awareness- primarily letting my body directly experience the other type of awareness. The second category had to do with the six explanatory propositions which Don Juan gave my intellect in an attempt to describe the other type of awareness.
 Из-за сложностей, которые у меня были в адаптации моей рациональности, чтобы принять  достоверность того, чему меня учили, Дон Хуан изложил мне Поясняющие предложения в академической терминологии. Первое, что он сделал в качестве введения, это создал во мне разделение с помощью специального удара по правой лопатке, удара, который вводил меня в необычное состояние осознания, состояние, которое я не мог вспомнить, возвращаясь в нормальное состояние.  Due to the difficulties that I had in adapting my rationality in order to accept the plausibility of what he was teaching me, Don Juan improvised and presented these explanatory propositions in terms similar to an academic presentation. The first thing he did, however, as an introductory step, was to create a division in me by means of a specific blow on the right shoulder blade. This blow made me enter an unusual state of awareness which I could not recall once I was back to normality.
 До того момента, когда Дон Хуан меня ввел в такое состояние осознания, я имел неоспоримое представление о непрерывности, которое я считал результатом моего жизненного опыта. Идея, которую я имел относительно самого себя, заключалась в том, что я — это непрерывное цельное существо, которое может объяснять все, что оно делало. Кроме того, я был убежден, что хранилище всего моего осознания, если такое существует, находится в моей голове. Однако, Дон Хуан показал мне своим ударом, что существует центр в спинном мозге, на высоте лопаток, который является местом повышенного осознания.  Until the moment in which Don Juan made me enter such a unique state of awareness, I had an undeniable sense of continuity which I thought of as the normal product of my vital life experiences. The idea that I had about myself was that of being a entity that could fully explain everything I had done. I was convinced that the dwelling of all my awareness and experiences was in my head. However, Don Juan showed me with his blow that there exists a point in the spinal cord at the height of the shoulder blades that is obviously a center of an enhanced awareness.
 Когда я спросил Дона Хуана о природе этого удара, он объяснял, что нагваль — лидер, проводник, который несет ответственность за открытие пути, и что он должен быть безупречен, чтобы пропитать его воинов чувством уверенности и ясности. Только при этих условиях нагваль сможет нанести этот удар по спине так, чтобы вызвать смещение осознания, потому что сила нагваля – это то, что позволяет осуществить переход. Если нагваль — не безупречный практикующий, смещения не происходит, как тогда, когда я пробовал, безуспешно, поместить других учеников в состояние повышенного осознания, ударяя их по спине перед тем, как мы пытались пересечь мост.  When I questioned the Nagual Don Juan about the nature of this blow, he explained that the Nagual is a director; a guide who bears the responsibility of opening the way; and that a Nagual must be impeccable to instill in his apprentices a sense of confidence and clarity. Only under these conditions can a nagual possibly give this blow on the back to force a displacement of awareness. Because the power of the nagual is what allows the transition, if the nagual is not an impeccable practitioner, the displacement does not occur- as when I tried, unsuccessfully, to put the other apprentices in a state of heightened awareness by hitting them on the back before we ventured onto the bridge.
 Я спросил Дона Хуана, что влечет за собой смещение осознания. Он сказал, что нагваль должен нанести удар в определенное место,  положение которого варьируется от человека к человеку, но которое всегда находится в районе между лопатками. Нагваль должен видеть, чтобы выделить это пятно, которое располагается на периферии свечения, а не на самом физическом теле, как только нагваль находит его, он скорее толкает его внутрь, а не ударяет по нему, и таким образом создает вогнутость, углубление в светящейся оболочке. Состояние повышенного осознания, возникающее в результате такого удара, продолжается до тех пор, пока углубление не исчезнет. Некоторые светящиеся оболочки возвращаются к их первоначальным формам самостоятельно, на другие оболочки нужно воздействовать ударом с другой стороны, чтобы их восстановить, и есть такие оболочки, которые никогда не возвращаются к их первоначальным овальным формам.  I asked Don Juan what this displacement of awareness implied. He said that the nagual has to strike on a precise spot, which varies from person to person but which is always located in the general area of the shoulder blades. A nagual has to see to specify the spot which is located in the periphery of one’s luminosity and not on the physical body itself. Once the nagual identifies it, he pushes it in, more that striking it, and thus creates a concavity; a depression in the luminous shield. The state of heightened awareness resulting from this blow lasts as long as this depression lasts. Some luminous shields go back to their original forms by themselves; some have to be struck in another point to be restored; and some others never go back to their original shapes.
 Дон Хуан сказал, что видящие видят осознание как своеобразное свечение. Осознание повседневной жизни — это свечение на правой стороне, которая простирается на области вне физического тела до периферии нашей светимости. Повышенное осознание — более интенсивное сияние, обеспечивающее мгновенную реакцию и глубокую концентрацию, оно заполняет границу левой стороны нашей светимости.
Дон Хуан сказал, что видящие объясняют то, что случается в результате удара нагваля, как временное смещение центра, расположенного на светящемся коконе тела. Эманации Орла выбираются и интерпретируются именно в этом центре. Удар изменяет их нормальное поведение.
 Don Juan said that seers see awareness as a peculiar glow. Everyday awareness is a glow on the right side which extends from the physical body’s exterior to the periphery of our luminosity. Heightened awareness is a more intense shine associated with great speed and concentration; a shine which saturates the periphery of the left side.
Don Juan said that seers explain what happens with the blow of the nagual as a temporal dislodging of a center located in the luminous cocoon of the body. The Eagle’s emanations are in reality evaluated and selected in that center. The blow alters their normal behavior.
 Основываясь на своих наблюдениях, видящие пришли к выводу, что воины должны быть помещены в такое состояние дезориентации. Изменение работы восприятия в таком состоянии делает это состояние идеальной территорией для восприятия команд Орла: это позволяет воинам функционировать, как будто они находятся в обычном состоянии сознания, но с той лишь разницей, что теперь они могут концентрироваться на всем, что они делают, с беспрецедентной ясностью и силой.  Through their observations, seers have reached the conclusion that warriors must be put in that state of disorientation. The change in the way awareness works under these conditions makes this state an ideal territory to elucidate the commands of the Eagle. It allows warriors to function as if they were in everyday awareness, with the difference that they can concentrate in everything they do with unprecedented clarity and strength.
 Дон Хуан сказал, что моя ситуация была аналогична той, которую он испытал сам. Его бенефактор создал глубокое разделение в нем самом, перемещая его много раз из правостороннего состояния сознания в левостороннее осознание. Ясность и свобода его левостороннего осознания были прямо противоположны рациональности и бесконечной самозащите его правостороннего состояния сознания.
Он сказал мне, что все воины брошены в пучину такой ситуации, которую создают полярности, и что нагваль создает и укрепляет разделение, чтобы быть способным привести его учеников к убеждению, что в человеческих существах есть неизученное осознание.
 Don Juan said that my situation was analogous to the one he had experienced. His benefactor created a deep division in himself, making him shift again and again from the awareness of the right side to the awareness to the left side.
The clarity and freedom of his left side awareness were in direct opposition to the rationalizations and endless defenses of his right side. He told me that all warriors are cast into the depths of the same situation that this polarity molds, and that the Nagual creates and reinforces the division in an effort to lead his apprentices to the conviction that there is an awareness in human beings yet unexplored.
 2.Внимание это то, что заставляет нас воспринимать эманации Орла как снятие сливок.
 Дон Хуан говорил, что восприятие — это физическая способность, которую развивают живые существа. Конечный результат такого развития известен среди видящих, как «внимание». Дон Хуан описал внимание как действие схватывания и направления восприятия. Он сказал, что такое действие — наше исключительное достижение, которое охватывает весь спектр человеческих альтернатив и возможностей. Дон Хуан определил точное различие между альтернативами и возможностями. Человеческие альтернативы это то, что мы можем выбрать как люди, живущие внутри социальной среды. Наш выбор в этой области весьма ограничен. Человеческие возможности — это то, чего мы способны достичь как светящиеся существа.  Don Juan used to say that perception is a physical faculty that living creatures groom. The final result of this grooming is known, among seers, as «attention». Don Juan described attention as the action of hooking and channeling perception. He said that this action is our most singular feat which covers all the spectrum of both human alternatives and human possibilities. Don Juan established a precise distinction between alternatives and possibilities. Human alternatives are those that we are enabled to choose as persons who function within the social environment. Our landscape of this dominion is quite limited. Human possibilities are those that we are capable of achieving as luminous beings.
 Дон Хуан описал мне классификацию трех типов внимания, подчеркивая при этом, что называть их отдельными «типами», является ошибкой. Фактически, они являются тремя уровнями знания: первое, второе и третье внимание; каждое из которых —  независимая область, завершенная в себе.  Don Juan revealed to me a classificatory scheme of three types of attention, emphasizing that calling them «types» was erroneous. In fact, they are three levels of knowledge- the first attention, the second attention, and the third attention. Each one of them is an independent dominion; complete in itself.
 Для воина, который находится в начале его обучения, первое внимание является наиболее важным из трех. Дон Хуан сказал, что его поясняющие предположения — это попытки вывести на первый план механизмы работы первого внимания — то, что всегда оставалось скрытым для нас. Он считал обязательным для воинов стремиться понять природу первого внимания, если они собираются отважиться на путешествие в другие два. Он объяснил мне, что первое внимание обучено, как  стремительно двигаться через весь спектр эманаций Орла, совершенно не акцентируясь на этом, для того, чтобы получать «единицы восприятия», которые все мы были обучены воспринимать. Видящие называют это искусством «снятия сливок», потому что подразумевает способность подавлять те эманаций, которые являются ненужными, и выбирать те из них, которые должны быть выделены.  For a warrior that is in the initial stages of his learning, the first attention is the most important of the three. Don Juan said that his explanatory propositions were attempts to bring into first-frame the way in which the first attention works; something that passes completely unadverted to us. He considered it imperative for warriors to understand the nature of the first attention if they were going to venture into the other two. He explained to me that the first attention has been taught how to move instantly through a whole spectrum of the Eagle’s emanations, without emphasizing at all that fact, in order to reach «perceptual units» which all of us have learned that are perceivable. Seers call this feat «skimming» because it implies the capability of suppressing those emanations which are superfluous, and selecting which of them must be emphasized.
 Дон Хуан объяснил этот процесс на примере горы, на которую мы смотрели в тот момент. Он подчеркнул, что мое первое внимание в момент наблюдения горы выделило бесконечное число эманаций, чтобы получить чудо восприятия; это снятие сливок знакомо всем человеческим существам, потому что каждое из них получает его самостоятельно.  Don Juan explained this process by taking as an example the mountain that we were seeing at that moment. He stressed that my first attention, at the moment of seeing the mountain, had skimmed an infinite number of emanations to obtain a miracle of perception; a skimming that all human beings know because each one of them has attained it by himself.
 Видящие утверждают, что все, что первое внимание подавляет в процессе снятия сливок, не может быть восстановлено первым вниманием ни при каких условиях. Как только мы научились воспринимать мир способом снятия сливок, наш ум прекращает регистрировать ненужные эманации. Чтобы прояснить этот факт он привел мне пример снятия сливок — «человеческое тело». Он сказал, что наше первое внимание полностью не осознает те эманации, которые составляют внешний светящийся кокон физического тела. Наш яйцевидный кокон не подвергается восприятию; те эманации, которые могли бы сделать кокон воспринимаемым, были отброшены в пользу тех, которые позволяют первому вниманию воспринимать физическое тело так, как мы его знаем.
Поэтому, цель восприятия, которую дети должны достичь во время развития, состоит в обучении способности изолировать соответствующие эманации, чтобы упорядочить хаотическое восприятие и преобразовывать его в первое внимание. Делая так, они изучают, как снимать сливки. Все взрослые люди, кто окружает детей, учат их искусству снимать сливки. Рано или поздно, дети обучаются управлять своим первым вниманием так, чтобы воспринимать результаты снятия сливок таким же способом, как их учителя.
 Seers contend that everything the first attention suppresses to obtain a skimming, cannot be recovered anymore by the first attention under any condition. Once we learn to perceive in terms of skimmings, our senses stop registering the superfluous emanations. To elucidate this point he gave me the example of the skimming «human body». He said that our first attention is totally unconscious of the emanations that compose the external luminous shield of the physical body. Our oval cocoon is not subjected to perception; those emanations have been rejected which would make it perceivable in a benefit to those emanations which allow the first attention to perceive the physical body such as we know it. Therefore, the perceptual goal that children must achieve as they grow up consists in learning to isolate the appropriate emanations to be able to channel their chaotic perception and transform it into the first attention. In doing so, they learn how to build skimmings. All grown up human beings who surround children teach them how to skim. Sooner or later, children learn to control their first attention in order to perceive skimmings in terms which are alike to those of their teachers.
 Дон Хуан никогда не переставал удивляться способностью людей, привносить порядок в хаос восприятия. Он утверждал, что каждый из нас, благодаря нашим собственным заслугам, является влиятельным магом и, что наша магия состоит в заполнении реальности снятыми сливкам, которые наше первое внимание научилось собирать. Тот факт, что мы воспринимаем по средствам снятия сливок, является командой Орла, но воспринимать команды как объект восприятия — наша сила, наш магический дар. Наше заблуждение, с другой стороны, — то, что мы всегда ограничиваемся одной стороной бытия, когда забываем,что снятые сливки реальны лишь на столько, насколько мы сами считаем их реальными, из-за силы убеждения в том, что мы должны делать так. Дон Хуан назвал это ошибкой в суждениях, которая уничтожает все богатство нашего таинственного происхождения.  Don Juan never ceased to be amazed at the capability of human beings to bring order into the chaos of perception. He contended that all of us, by his/her own merits, is a magisterial magician, and that our magic consists in rendering reality to the skimmings that our first attention has learned how to build. The fact that we perceive in terms of skimmings is the Eagle’s command, but to perceive the commands as objects is our power, our magical gift. Our fallacy, on the other hand, is that we always end up being one-sided when forgetting that skimmings are only real in terms that we perceive them as real due to the power that we have to do it. Don Juan called this an error in judgment which destroys the richness of our mysterious origins.
  3.  Первое кольцо силы наделяет снятые сливки смыслом.
 Дон Хуан говорил, что первое кольцо силы — это сила, которая исходит от  эманаций Орла,  чтобы влиять исключительно на  наше  первое внимание. Он объяснил,  что  оно  представлялось как  «кольцо»  из-за его  динамики,  его непрерывного движения. Оно называлось кольцом  «силы», во-первых,  из-за ее принудительного  характера,  и, во-вторых,  из-за  уникальной  возможности
остановить ее работу, изменять или полностью обратить свое направление.
 Don Juan used to say that the first ring of power is the force that stems from the Eagle’s emanations to affect exclusively our first attention. He explained that it has been represented as a «ring » because of its dynamism; of its uninterrupted movement. It has been called ring «of power» due to, first, its compulsive character, and, second, because of its unique ability to stop its works; to change them or to reverse their direction.
 Принудительный  характер первого кольца силы лучше выражен в  том  факте, что оно не  только заставляет первое внимание создавать и сохранять снятые сливки, но также требует согласия  всех участников.  От каждого из  нас требуется полное соглашение по точному воспроизведению снятых сливок, так как соответствие  первому  кольцу силы  должно  быть  тотальным.  The first ring of power’s compulsive character is better shown in the fact that not only does it urge the first attention to build and perpetuate skimmings, but it also demands a consensus from all the participants. Of each one of us is demanded a complete agreement upon the faithful reproduction of skimmings since conformity to the first ring of power must be total.
 Именно  эта согласованность  дает  нам  уверенность, что снятые сливки —  это объекты,  которые существуют сами по себе,  независимо  от нашего восприятия. Кроме  того, навязчивость первого кольца  силы не прекращается после первоначального соглашения, оно требует, чтобы мы непрерывно обновляли  это соглашение. Например, всю нашу  жизнь  мы должны действовать так, как  будто,  каждый объект снятых сливок  воспринимается в первый  раз  для  каждого  человека, независимо от  культуры или языка. Дон Хуан допускал, что,  даже если  все это  слишком  серьезно, чтобы быть шуткой, то  характер убеждения первого  кольца силы, настолько  интенсивен,  что вынуждает нас верить, что, если бы «гора» обладала  собственным осознанием, то она бы воспринимала себя тоже как снятые сливки, такие же, какие мы научились создавать.  It is precisely this conformity which gives us the certainty that skimmings are objects which exist as such; independent from our perception. Besides, the compulsiveness of the first ring of power does not cease after the initial agreement, but it demands that we continuously renovate the agreement. For example, during our whole life we must operate as if each one of our skimmings was perceptually the first one for each human being in spite of languages and cultures. Don Juan granted that even if all this is too serious to be taken jokingly, the urging character of the first ring of power is so intense that it forces us to believe that if the «mountain» could have an awareness of its own, it would consider itself as the skimming that we have learned how to build.
 Наиболее ценная  особенность, которую первое кольцо силы  дает воину это исключительная возможность прервать поток ее энергии, или даже полностью остановить  его. Дон  Хуан сказал,  что это  — скрытая  способность, которая существует  во  всех  нас как  резервная  возможность. В  нашем  узком  мире снятых сливок, нет никакой необходимости использовать ее. Поскольку мы так эффективно поддержаны и защищены сетью первого внимания,  мы уже не осознаем,  даже приблизительно, что у нас есть скрытые  ресурсы.  Однако,  если бы другая альтернатива, которой  можно было бы следовать,  появилась бы перед  нами,  такая как возможность для воина  использовать  второе внимание, то скрытая возможность первого кольца силы начала бы действовать и могла бы быть использована с впечатляющими результатами.  The most valuable feature that the first ring of power bears to a warrior is the singular capability of interrupting its flux of energy, or to totally suspend it. Don Juan said that this is a latent capability which exists within us all as a backup unit. In our narrow world of skimmings, there is no need to use it. Since we are so efficiently buttressed and shielded by the net of the first attention, we do not realize, not even vaguely, that we have hidden resources. However, if another alternative to follow would present itself to us, such as is the warrior’s option to use the second attention, the latent capability of the first ring of power could start to function and could be used with spectacular results.
 Дон Хуан подчеркнул, что самый большой подвиг магов – это процесс активации этой скрытой возможности. Он назвал ее блокированием намерения первого кольца силы. Он объяснил, что эманации Орла, которые уже были отброшены первым вниманием, с целью построить повседневный мир, оказывают непрерывное давление на первое внимание. Чтобы давление остановило активность первого внимания, намерение должно быть изменено. Видящие назвали это препятствованием или прерыванием первого кольца силы.  Don Juan underlined that the biggest feat of sorcerers is the process of activating this latent capability. He called it blocking the intent of the first ring of power. He explained to me that the Eagle’s emanations, which have already been isolated by the first attention in order to build the everyday world, exert an unbending pressure upon the first attention. For this pressure to stop its activity, the intent must be displaced. Seers call this an obstruction; or an interruption of the first ring of power.
  4. Намерение — сила, которая приводит в движение первое кольцо силы
 Дон Хуан объяснял мне, что намерение не имеет никакого отношения к целеполаганию, или к желанию чего  либо, а скорее к невообразимой силе, которая заставляет нас вести себя способами, которые могли быть описаны как целеполагание, желание, хотение и т.д. Дон Хуан не рассматривал намерение, как условия вытекающее из существования существа, как, например, привычки, сложившиеся в результате социализации или биологических реакций, а скорее он относил намерение к личной, внутренней силе, которой мы обладаем и используем индивидуально как ключ, который заставляет вращаться первое кольцо силы допустимыми способами. Намерение это то, что направляет наше первое внимание с целью сосредоточить его на эманациях Орла в определенных рамках. И намерение — это также то, что может приказать первому кольцу силы заблокировать или полностью прервать свой поток энергии.  Don Juan explained to me that «intent» does not refer to having an intention, or to wanting one thing or the other; but rather has to do with an imponderable force that makes us behave in ways which could be described as intentions, wishing, volition, etc. Don Juan did not bring intent forth as a condition of being stemming from oneself, such as a habit produced by socialization nor by a biological reaction; but rather, don Juan brought intent forth as a private, intimate force that we possess and use individually as a key that makes the first ring of power move in acceptable ways. Intent is what directs our first attention in order for it to focus on the Eagle’s emanations within a certain frame. And intent is also what commands the first ring of power to obstruct or interrupt its flux of energy.
 Дон Хуан предлагал мне понимать намерение как невидимую силу, которая существует во вселенной и которая не обнаруживая себя воздействует на все. Это сила, которая создает и поддерживает снятие сливок. Он утверждал, что снятые сливки должны постоянно обновляться, чтобы быть наполненными непрерывностью. Их воссоздание каждый раз должно быть свежим, чтобы построенный из них мир был живым, поэтому мы должны намеревать их каждый раз, когда мы их создаем. Например, мы должны намеревать «гору» вместе со всеми ее деталями для того, чтобы результат снятия сливок был полностью материализован. Дон Хуан сказал, что наблюдателю, который основывался бы исключительно на первом внимании без вмешательства намерения, «гора» воспринималась бы как совершенно другой результат снятия сливок. Она могла бы восприниматься при снятии сливок как «геометрическая форма » или «аморфное цветовое пятно». Для того, чтобы снятие сливок горы было полным, наблюдатель должен намеревать его, делая это или подсознательно под давлением первого кольца силы, или преднамеренно через обучение воина.  Don Juan suggested to me that I conceive intent as an invisible force existing in the universe that, without revealing itself, still affects everything. The force that creates and sustains skimmings. He asserted that skimmings must be incessantly recreated to be imbued with continuity. In order to recreate them each time with the freshness that they need to build a living world, we must intend them each time we build them. For instance, we must intend the «mountain» along with all its complexities for the skimming to be fully materialized. Don Juan said that, for a spectator, who behaves exclusively based upon the first attention without the intervention of intent, the «mountain» would appear as an entirely different skimming. It could appear as the skimming «geometric form» or «amorphous spot of color». For the skimming mountain to be completed, the spectator must intend it, whether it is unconsciously through the urging force of the first ring of power, or premeditatedly, through the warrior’s training.
 Дон Хуан указал мне три пути, по которым намерение приходит к нам.
Наиболее распространенный путь известен видящим как «намерение первого кольца силы «. Это — слепое намерение, которое приходит к нам случайно. Как если бы мы оказались на его пути, или как будто оно оказалось у нас на пути. Неизбежно мы находим себя пойманными в его сети, не имея даже минимальной возможности управлять тем, что случается с нами.
 Don Juan pointed out to me the three ways in which intent comes to us.
The most predominating one is known by seers as «the intent of the first ring of power». This is a blind intent which comes to us by chance. It is as if we were in its way, or as if intent was in ours. Inevitably we find ourselves trapped in its net without having the least control of what is happening to us.
 Второй путь – это когда намерение приходит в нас самостоятельно. Это требует значительного количества целеустремленности, чувства решительности с нашей стороны. Только как воины мы можем поместить себя добровольно на путь намерения. Мы вызываем его, если так можно выразиться. Дон Хуан, объяснял мне, что его настойчивость в том, чтобы быть безупречным воином, ничто иное, как попытка дать намерению знать, что он направил себя на его путь.  The second way is when intent comes to us by its own. This requires a considerable amount of purpose; a sense of determination on our part. Only in our capability as warriors we can put ourselves voluntarily in the way of intent. We summon it, so to speak. Don Juan explained to me that his insistence in being an impeccable warrior was nothing more than an effort to let intent know that he is putting himself in its way.
 Дон Хуан говорил, что воины называют это явление «силой». Таким образом, когда они говорят относительно наличия личной силы, они имеют в виду намерение, которое приходит к ним добровольно. Последствие, как он часто говорил мне, может быть описано как способность находить новые решения, или как способность влиять на людей или события. Это выглядит так, как если бы другие возможности, предварительно неизвестные воину, внезапно становятся очевидными. Поэтому безупречный воин никогда не планирует ничего заранее, но его действия настолько решительные, что кажется, как будто воин вычислил заранее каждую деталь своих действий.  Don Juan used to say that warriors call this phenomenon «power». Thus when they speak of having personal power, they are referring to the intent that comes to them voluntarily. The outcome, he used to say to me, can be described as the facility to find new solutions; or the facility to affect people or events. It is as if other possibilities, previously unknown by the warrior, suddenly become apparent. In this way, an impeccable warrior never plans anything ahead, but his actions are so decisive that it seems as if the warrior had calculated beforehand each facet of his activity.
 Третий путь, которым мы находим намерение, наиболее редкий и сложный из трех. Он появляется, когда намерение позволяет нам гармонировать с ним. Дон Хуан описал это состояние как реальный момент силы: кульминация всех усилий в поиске безупречности на протяжении всей своей жизни. Только величайшие воины достигают этого, и пока они находятся в этом состоянии, намерение позволяет им использовать себя по их воле. Это выглядит так, как будто намерение сливается с ними, трансформируя их в чистую силу без предварительного обдумывания. Видящие называют это состояние «намерением второго кольца силы», или «волей».  The third way in which we find intent is the most rare and complex of the three. It occurs when intent allows us to harmonize with it. Don Juan described this state as the real moment of power; the culmination of a lifetime effort in search of impeccability. Only supreme warriors obtain it, and as long as they are in such state, intent lets itself be handled by them at will. It is as if intent had fused in those warriors, and in doing so it transforms them into a pure force without preconceptions. Seers call this state the «intent of the second ring of power», or «will».
 5. Первое Кольцо Силы может быть остановлено функциональным блокированием способности снимать сливки.
 Дон Хуан обычно говорил, что функция неделания состоит в создании препятствия обычной фокусировке нашего первого внимания. Неделание, в этом смысле, это маневры, предназначенные, чтобы подготовить первое внимание к функциональному блокированию первого кольца силы, или, другими словами, для прерывания намерения.  Don Juan used to say that the function of the «not-doings» is to create an obstruction in the usual focus of our first attention. The not-doings are, in this sense, maneuvers destined to prepare the first attention for the functional blocking of the first ring of power, or, in other words, for the interruption of intent.
 Дон Хуан объяснил мне, что такое функциональное блокирование, которое является единственным методом систематически использовать скрытую способность первого кольца силы, и есть то временное прерывание, которое бенефактор создает в способности ученика снимать сливки. Это — обдуманное и  сильнодействующее искусственное вторжение в первое внимание, предназначенное для  того, что бы вытолкнуть его за пределы области, в которой формируются известные сливки. Это вторжение осуществляется прерыванием намерения первого кольца силы.  Don Juan explained to me that this functional blocking, which is the only method to systematically use the latent capability of the first ring of power, represents a temporal interruption that the benefactor creates in the disciple’s capability for building skimmings. It is a premeditated and powerful artificial intrusion into the first attention in order to push it beyond the appearances which the known skimmings present to us. This intrusion is accomplished by interrupting the intent of the first ring of power.
 Дон Хуан говорил что, чтобы достичь такого прерывания, бенефактор обращается с намерением как с тем, чем оно является в действительности, как с потоком, течением энергии, которое может быть окончательно остановлено или переориентировано. Прерывание такого рода, однако, подразумевает сдвиг такой величины, который может вынудить первое кольцо силы остановиться полностью; такая ситуация, не может произойти в условиях нашей повседневной жизни. Для нас немыслимо то, что мы можем отказаться идти теми же шагами, которые мы делали, когда мы собирали наше восприятие. Однако это возможно: под влиянием прерывания можно поместить себя  состояние восприятия подобное тому, в котором мы находились в самом начале, когда команды Орла были для нас эманациями, которые мы еще не наделили значением.  Don Juan used to say that in order to achieve this interruption, the benefactor treats intent as what it really is- a flux; a current of energy that can eventually be stopped or reoriented. An interruption of this nature, however, implies a commotion of such magnitude that can force the first ring of power to stop fully; a situation which is impossible to conceive under our normal life conditions. It is unthinkable to us that we can un-walk the steps we took when we consolidated our perception, but it is feasible that under the impact of this interruption we could place ourselves in a perceptual position very similar to the one of our beginnings when the Eagle’s commands were emanations which we still had not imbued with significance.
 Дон Хуан говорил, что любое действие, которое бенефактор мог использовать, чтобы создать прерывание, должна быть глубоко связана с личной силой. Поэтому, бенефактор обычно не использует какой либо процесс для управления намерением, а скорее делает его доступным ученику через его личную силу. В моем случае, Дон Хуан достиг блокирования функционирования первого кольца силы через сложный процесс, который объединял три метода: употребление галлюциногенных растений, манипуляции с моим телом и его маневрирование с самим намерением.  Don Juan used to say that any procedure the benefactor could use to create this interruption must be intimately linked with his personal power. Therefore, a benefactor does not use any process to handle intent, but rather moves it and makes it available to the apprentice trough his personal power. In my case, Don Juan achieved the functional blocking of my first ring of power through a complex process which combined three methods. (1) my ingestion of hallucinogenic plants, (2) the manipulation of my body, and (3) his maneuvering with intent itself.
 В самом начале Доне Хуан полагался на употреблении галлюциногенных растений, очевидно из-за устойчивости моей рациональной стороны. Эффект был огромен, и слишком запаздывающий что бы достичь прерывания. Тот факт, что я рассматривал растения как галлюциногенные, предоставил мне отличное обоснование для того, чтобы собрать все доступные мне ресурсы, чтобы продолжать сохранять контроль.  In the beginning Don Juan relied strongly upon the ingestion of hallucinogenic plants- apparently due to the persistence of my rational side. The effect was tremendous, and yet retarded the sought for interruption. The fact that I viewed the plants as hallucinogenic offered my reason the perfect justification to congregate all of its available resources to continue exerting control.
 В то время я был убежден, что я могу логически объяснять все, что я испытывал, включая те невообразимое искусство, которое Дон Хуан и Дон Хенаро использовали для создания прерывания; я мог бы объяснить прерывания как перцептивные искажения, вызванное употреблением галлюциногенов.  I was at that time convinced that I could logically explain anything that I was experiencing including the inconceivable feats that Don Juan and Don Genaro used to do to create the interruptions. I explained the interruptions as perceptual distortions caused by the ingestion of hallucinogenics.
 Дон Хуан говорил, что наиболее замечательным эффектом от галлюциногенных растений было то, что каждый раз, когда я употреблял их, я ощущал некоторое специфическое чувство, что все вокруг меня источает удивительную яркость и богатство содержания. Возникали цвета, формы, детали, которые я никогда не видел раньше. Дон Хуан использовал это увеличение в моей способности воспринимать, и, с помощью ряда команд и комментариев, вводил меня в состояние нервного возбуждения. После этого он манипулировал моим телом и заставлял меня сдвигаться из одного состояния осознания в другое до тех пор, пока я не начал создавать фантасмагорические видения или абсолютно реальные сцены с трехмерными существами, которые не могли существовать в этом мире.  Don Juan used to say that the most remarkable effect of the hallucinogenic plants every time I ingested them was something that I interpreted as the peculiar feeling that everything around me сauzed a surprising richness. There were colors, forms, details that I had never beheld before. Don Juan used this increment in my ability to perceive, and through a series of commands and comments used to force me to enter a state of nervous restlessness.
Afterwards he manipulated my body and made me shift from one side of awareness to the other until I had created phantasmagorical visions or absolutely real scenes with three-dimensional creatures that could not possibly exist in this world.
 Дон Хуан, объяснил мне, что если однажды прямые отношения между намерением и создаваемыми нами сливками, нарушаются, то они уже никогда не могут быть восстановлены. С этого момента мы приобретаем способность улавливать поток того, что он описал как «фантомное намерение», или намерение снятых сливок, которые не присутствовали в момент или месте прерывания. Можно сказать, что намерение помещается в наше распоряжение благодаря некоторому аспекту памяти о прерывании.  Don Juan explained to me that when the direct relation between intent and our constructed skimmings is broken, it cannot ever be repaired. From that moment on we acquire the ability to catch a current of what he described as «phantom intent»; or the intent of the skimmings which are not present at the moment or place of the interruption. This is to say that intent is put at our disposal through some aspect of our memory of the breaking.
 Дон Хуан утверждал, что с прерыванием намерения первого кольца силы мы становимся восприимчивыми и пластичными; и тогда нагваль может представить нам намерение второго кольца силы. Дон Хуан был убежден, что дети раннего возраста оказываются в подобном положении восприятия; будучи лишенными намерения, они готовы последовать за любым намерением, которым обладают учителя, их окружающие.  Don Juan asserted that with the interruption of the intent of the first ring of power we become receptive and mold-able. A nagual can then introduce the intent of the second ring of power.
Don Juan was convinced that children of a certain age find themselves in a similar situation of receptivity. Being deprived of intent, they are ready to be imprinted with any intent which is available to the teachers who surround them.
 После длительного периода употребления галлюциногенных растений, Дон Хуан полностью прекратил их использование. Однако, он создавал новые и более драматические прерывания во мне, манипулируя моим телом и переводя меня в смещенные состояния сознания, комбинируя эти действия с непосредственными маневрами с намерением. С помощью комбинации гипнотических команд и соответствующих комментариев, Дон Хуан создавал новый поток «фантомного намерения,» и я был вынужден воспринимать обычные снятые сливки как нечто невообразимое. Он описывал всё это  как «бросание беглого взгляда на необъятность Орла».  After my period of continuous ingestion of hallucinogenic plants, Don Juan totally discontinued its use. However, he obtained new and more dramatic interruptions in me by manipulating my body, and making me shift states of awareness, combining all this with maneuvers with intent itself. Through a combination of mesmerizing instructions and adequate comments, Don Juan created a current of «phantom intent» and I was lead to experience common skimmings as something unimaginable. He conceptualized all this as «glancing into the immensity of the Eagle».
 Дон Хуан мастерски проводил меня через бесчисленные прерывания намерения до тех пор, пока он не убедился, как видящий, что мое тело хорошо ознакомилась с эффектами функционального блокирования первого кольца силы. Он сказал, что он может видеть необычную активность в области лопаток. Он описал это как небольшое углубление, которая образуется точно так же, как если бы светимость была слоем мышц, сокращаемым нервом.
Для меня, эффект функционального блокирования первого кольца силы заключался в том, что исчезла уверенность, которую я имел всю свою жизнь, в том, что то, что сообщают мне мои чувства, является «реальным». Я стал спокойно входить в состояние внутреннего безмолвия.
 Don Juan masterfully lead me through countless interruptions of intent until he was convinced, as a seer, that my body showed the effects of the functional blocking of the first ring of power. He said that he could see a unusual activity around the area of the shoulder blades. He described it as a little hole that had formed exactly as if the luminosity was a muscular layer contracted by a nerve.
To me, the effect of the functional blocking of the first ring of power was that it managed to erase the certainty which I had all my life that what my senses reported was «real». Quietly I entered a state of inner silence.
 Дон Хуан говорил, что то, что вселяет в воинов крайнюю неопределенность, то, что его бенефактор испытал в конце своей жизни, и то смирение в неудаче, с которым он сам живет сейчас, есть результат того факта, что даже одного беглого взгляда в необъятность Орла достаточно чтобы оставить смотрящего без всякой надежды. Надежда — это результат наших близких отношений с объектами снятых сливок и идеи, что мы управляем ими. В такие моменты только путь воина может помочь нам упорно продолжать наши усилия, чтобы раскрыть то, что Орел скрыл от нас, но без надежды, что мы сможем когда-либо понять то, что мы обнаружили.  Don Juan used to say that what gives warriors the extreme uncertainty that his benefactor had experienced at the end of his life- that resignation to failure that don Juan himself was living- is the fact that one glance into the immensity of the Eagle leaves one without hope. Hope is the result of our familiarity with skimmings and the idea that we control them.
In such moments only the warrior’s way of life can help us to persevere in our efforts to discover that which the Eagle has concealed from us; to persevere in our efforts without hope that we can get to understand what we discover.
 6.Второе внимание
 Дон Хуан объяснил мне, что изучение второго внимания должно начинаться с осознанием того, что влияние первого кольца силы, которое ограничивает нас, — это физическая, реальная граница. Видящие описали это, как стену тумана, барьер, который может быть систематически доведен до нашего осознания по средствам блокировки первого кольца силы. Затем барьер может быть преодолен путем тренировки воина.  Don Juan explained to me that the examination of the second attention must begin with the realization that the force of the first ring of power, which boxes us in, is a physical, concrete edge. Seers have described it as a wall of fog; a barrier that can be systematically brought to our awareness by means of the blocking of the first ring of power. Then the barrier can be perforated by means of the warrior’s training.
 После проникновения сквозь стену тумана, попадаешь в обширное промежуточное состояние. Задача воина здесь состоит в том, что бы пройти этот барьер до тех пор, пока они не достигнуть следующей разделительной границы, которую также нужно преодолеть  с целью войти в состояние другого или во второе внимание.  After perforating this wall of fog, one enters a broad intermediate state. The task of the warriors then consists in going through this barrier until they reach the next divisional line, which also must be perforated in order to enter what it is properly the other self; or the second attention.
 Дон Хуан говорил, что обе разделительные линии легко узнаваемы. Когда воины проникают сквозь стену тумана, они чувствуют, что их тела сдавливаются, или они чувствуют интенсивную встряска внутри их тел, в основном справа от живота или через среднюю часть, справа налево.   Когда воины проникают сквозь вторую линию, они чувствуют резкий треск в верхней части тела, что-то вроде звука сломанной сухой ветки.  Don Juan used to say that the two divisional lines are perfectly recognizable. When warriors perforate the wall of fog they feel that their bodies are squeezed; or they feel an intense shaking in the cavity of their bodies, generally to the right of the stomach or through the middle part, from right to left. When warriors perforate the second line, they feel an acute crack on the upper part of the body, something like the sound of a dry bough that is broken in two.
 Две линии, которые ограничивают в двух вниманиях и индивидуально запечатывают их, также известны видящим как параллельные линии. Они запечатывают оба внимания посредством того факта, что они простираются в бесконечность, без возможности какого-либо пересечения, до тех пор, пока они не будут сломлены.  The two lines that box in both attentions, and individually seal them, are known to seers as the parallel lines. These seal both attentions by means of the fact that they extend into infinity, without ever allowing the crossing unless they are perforated.
 Между двумя линиями существует область особого осознания, которую видящие называют лимбо, или мир между параллельными линиями. Это реальное пространство между двумя огромными командами эманаций Орла; эманаций, которые находятся в пределах человеческих возможностей осознания. Одна из команд – уровень, который создает «я» в повседневной жизни, и другая – уровень, который создает другое «я». Т.к. лимбо – это транзитная зона, там оба поля эманаций простираются одно над другим. Фрагменты уровня, который известен нам, который простирается в той области, захватывает порцию первого кольца силы. И способность первого кольца силы снимать сливки, заставляет нас воспринимать серию «снятых сливок» в лимбо, которые почти такие же, как в повседневной жизни, за исключением того, что они кажутся гротескными, странными и искаженными. Таким образом, лимбо имеет специфичные черты, которые не меняются произвольно каждый раз, когда заходишь в него. Там есть физические черты, которые похожи на «снятые сливки» повседневной жизни.  Between both lines there exists an area of specific awareness that seers call limbo; or the world between the parallel lines. It is a real space between two huge orders of the Eagle’s emanations; emanations which are within the human possibilities of awareness. One is the level which creates the self of everyday life, and the other is the level which creates the other self. Since the limbo is a transitional zone, there both fields of emanations extend one upon the other. The fraction of the level which is known to us, that extends into that area, hooks a portion of the first ring of power; and the capability of the first ring of power to build skimmings makes us perceive a series of skimmings in the limbo which are almost like those of everyday life except that they appear grotesque, uncanny and contorted. In this manner the limbo has specific features that do not change arbitrarily each time that one goes into it. There exist in it physical features which resemble the skimmings of everyday life.
 Дон Хуан утверждал, что чувство тяжести, которое переживается в лимбо, возникает по причине растущей нагрузки, накладываемой на первое внимание.   В области, расположенной прямо за стеной тумана, мы все еще можем вести себя, как мы делаем это обычно. Это тоже самое, как если бы мы были в фантастическом, но распознаваемом мире.  Don Juan sustained that the feeling of heaviness experienced in the limbo is due to the growing burden that has been placed on the first attention. In the area located right behind the wall of fog we can still behave as we do normally. It is as if we were in a grotesque but recognizable world.
 Как только мы проникаем дальше за стену тумана, с каждым шагом становится труднее распознать черты или вести себя также как, в известном «я». Он объяснил мне, что в таком случае можно было бы сделать что-то еще, что появлялось бы вместо стены тумана, но визуализация стены тумана не требует усилий, поэтому видящие выбрали то, что потребляло меньше всего энергии.  As we penetrate further into limbo beyond the wall of fog, it becomes progressively difficult to recognize the features or to behave in terms of the known self. He explained to me that it was possible then to make anything else appear instead of the wall of fog, but visualizing the wall of fog does not demand any effort, and so the seers have opted for accentuating that which consumes less energy.
 То,  что существует за второй разделительной линией, известно видящим, как второе внимание, или другое «я», или параллельный мир. И прохождение двух границ также известно, как «пересечение параллельных линий». Дон Хуан думал, что я смогу усвоить концепцию более твердо, если он опишет доминирование каждого осознания, как специфическую предрасположенность восприятия.  What exists beyond the second divisional line is known by seers as the second attention, or the other self, or the parallel world; and the action of going through both edges is known as «crossing the parallel lines». Don Juan thought that I could assimilate this concept more firmly if he described each dominion of awareness as a specific perceptual predisposition.
 Он сказал мне, что на территории ежедневного осознания мы неизбежно запутываемся в специфическом предрасположении первого внимания. С момента, когда первое внимание начинает «снимать сливки», способ, которым оно создает их, становится нашим нормальным предрасположением восприятия.  He told me that in the territory of everyday awareness we are inescapably entangled into the specific perceptual predisposition of the first attention. From the moment in which the first ring of power begins to build skimmings, the way of building them becomes our normal perceptual predisposition.
 Преодоление объединяющей силы первого внимания подразумевает преодоление первой разделительной линии. Нормальное предрасположение восприятия попадает в промежуточную область между параллельными линиями, при этом мы продолжаем строить обычные объекты какое-то время. Но как только мы приближаемся к тому, что видящие назвали второй разделительной линией, предрасположение восприятия первого внимания начинает отступать. Оно теряет силу. Дон Хуан говорил, что этот переход отмечен внезапной неспособностью запоминания или понимания, что и зачем ты делаешь.  Breaking the unifying force of the first attention implies to break the first divisional line. The normal perceptual predisposition passes then into the intermediate area which is between the parallel lines, and one keeps building almost normal skimmings for some time. But as one approaches what seers call the second divisional line, the perceptual predisposition of the first attention begins to recede; it loses strength. Don Juan used to say that this transition is marked by a sudden incapability of remembering or understanding what one is doing.
 По мере приближения ко второй пограничной линии, второе внимание начинает действовать на воинов, которые предприняли такое путешествие. Если они неопытны, их осознание пустеет, оно отключается. Дон Хуан сказал, что это происходит потому, что они приближаются к спектру эманаций Орла, еще не имеет для них систематизированного предрасположения восприятия. Мои опыты с Ла Гордой и женщиной-нагвалем за стеной тумана являются примером такой неспособности. Я путешествовал до второго «я», но я не мог объяснить то, что мы там делали, по той простой причине, что мое второе внимание тогда еще не сформировалось, и это не давало мне возможности сформулировать все то, что я там воспринимал.  When one gets closer to the second divisional line, the second attention begins to act on the warriors who undertake the voyage. If they are inexperienced, their awareness gets emptied; it goes blank. Don Juan held that this occurs because they are approaching a spectrum of the Eagle’s emanations which has not yet a systematized perceptual predisposition. My experiences with la Gorda and the nagual woman beyond the wall of fog were an example of this incapability. I traveled as far as the other self, but I couldn’t account on what we had done for the simple reason that my second attention was still unformulated and it did not give me the opportunity of formulating all what I had perceived.
 Дон Хуан, объяснил мне что, начиная активировать второе кольцо силы, мы вынуждаем второе внимание проснуться от спячки.  Функциональное блокирование первого кольца силы позволяет достичь этого.  Don Juan explained to me that one begins to activate the second ring of power by forcing the second attention to wake from its slumber. The functional blocking of the first ring of power achieves this.
 Затем, задача учителя заключается в том, чтобы воссоздать состояние, в котором началось первое кольцо силы, состояния, насыщенного намерением. Первое кольцо силы было запущено силой намерения, данного теми, кто учил нас, как снимать сливки. Как мой учитель он дал мне новое намерение, которое должно было создать новую область восприятия.  Then, the task of the teacher consists in recreating the condition which started the first ring of power; the condition of being saturated with intent. The first ring of power was put in motion by the force of the intent given by those who taught me how to skim. As my teacher he was giving me, then, a new intent which would create a new perceptual environment.
 Дон Хуан сказал, что требуется целая жизнь непрерывной дисциплины, которую видящие называют несгибаемым намерением, чтобы подготовить второе кольцо силы быть способным собирать «сливки», которые принадлежат к другому уровню эманаций Орла. Доминирование параллельного «я» для предрасположенности восприятия — подвиг несравненного значения, которого достигают лишь немногие воины. Сильвио Мануэль был одним из тех немногих.  Don Juan said that it takes a lifetime of unceasing discipline which seers call unbending intent to prepare the second ring of power to be able to build skimmings which belong to another level of the Eagle’s emanations. For the perceptual predisposition of the parallel self to dominate is a feat of peerless value which few warriors achieve. Silvio Manuel was one of those few.
 Дон Хуан предупредил меня, что нельзя пытаться преднамеренно сделать так, чтобы доминировало параллельное «я». Достижение второго внимания должно происходить через естественный процесс, который разворачивается без особых усилий с нашей стороны. Он объяснил мне, что причина необходимой беспристрастности заключается в практических соображениях о том, что если параллельное «я» доминирует, становится очень трудно пробраться к третьему вниманию, и что цель, к которой воины активно стремятся – преодоление обоих предрасположенностей восприятия, чтобы войти в окончательную свободу третьего внимания.  Don Juan warned me, however, that one must not attempt to deliberately cause the parallel self to dominate. Achievement in the second attention must be through a natural process which unfolds itself without much effort from our part. He explained to me that the reasoning behind this needed indifference lies on the practical consideration that if the parallel self dominates, it simply becomes very difficult to break in the quest for the third attention; and the goal that warriors actively pursuit is to break  both perceptual predispositions to enter the final freedom of the third attention.
Перевод @darorla.org

Книги Кастанеды Перейти на форум Задать вопрос

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение